Индекс цитирования.
Добро пожаловать! При использовании материалов блога ссылка на источник обязательна!

среда, 11 марта 2020 г.

Александровское сельское поселение (история сел и поселков)


АЛЕКСАНДРОВКЕ – 135 ЛЕТ


       История не сохранила имени того крепостника, который сорвал несколько чигольских семей с насиженных мест и перегнал их на жительство за 15 километров от села в степь. Не сохранила имя основателя Александровки и народная память. Не передалось оно из поколения в поколение. Видно, своим деянием крепостник не заслужил, чтобы о нем помнить.
        Доподлинно известно, что село Александровна возникло в 1831 году. Разные имеются версии о названии села. Но большинство старожилов, ссылаясь на своих предков, утверждают, что село так названо в честь русской гордости — полководца князя Александра Ярославовича, прозванного Невским за разгром шведов на Неве. Он разбил немецких псов-рыцарей на Чудском озере. Первое время поселок так и назывался Александр Невский. Затем второе слово в названии стало употребляться все реже и реже, а село стало просто Александровкой.

         Пожалуй, не найдешь ни одного населенного пункта во всей округе, где бы так бедствовали крестьяне до революции.
       Крестьянин, не имевший лошади в своем хозяйстве, опекался на жалкое существование. Голод — постоянный спутник его семьи. В Александровке половина крестьян была безлошадными. Многие не имели коров и другого скота.
Нынешнему поколению трудно судить об этом. А вот старики знают, что значит мужику не иметь земли. Нужно было за кусок хлеба с раннего утра до позднего вечера гнуть спину на помещика и кулака. Иногда приходилось работать только за харчи. Наниматель в любую минуту мог подойти и прогнать на все четыре стороны.
       Александровка как в клешах была зажата землями Шевлягина и Резцова. Единственной являлась отдушина на север от села. Тут было 160 десятин мужицкой земли. Почти посредине этого участка мужики устроили кладбище. И не одно поколение нашло там свой покой, не выбравшись из нужды.
       После отмены крепостного права эта земля стала называться дарственной. Дарственная потому, что помещик подарил ее крестьянам, взяв в замену 76 рублей за десятину. Вот это подарок! Крестьяне попали из огня да в полымя. Теперь они были «вольные» и имели землю. Но какая это была воля, если за «подаренную» землю нужно еще работать и работать.
       С трех сторон прямо к мужицким огородам примыкали земли Шевлягина. Коровенок мужикам некуда было девать. Пошли на поклон в Шевлягину. Тот отмерил полверсты от села и велел копать канаву. Мужики окопали участок. Шевлягни заявил:
        - Если чья нога ступит за канаву — запорю.
       Угрозу он, конечно, осуществил. Особенно после первой революции. Самих Шевлягиных уже в своем имении не было—они жили в Москве. Но управлять имением оставили настоящего цербера Авдеева. Грозой окрестных сел была эта свиноподобная туша. В 1905 году этот холуй для охраны хозяйских владений позвал в имение казаков, затем их сменили осетины. До самой революции казачьи и осетинские нагайки гуляли по крестьянским спинам. Особенно доставалось тем, кто работал у Резцова. Пройти к Резцову можно было только через земли Шевлягина. А это запрещалось. Вот и ходили люди, рискуя быть исполосованными нагайками.
     Строго соблюдались условия аренды выгона для скота. Если животное заходило за канаву, его брали в кнуты верховые охранники и загоняли на помещичий двор. Выкупай хозяин. Доставалось и пастухам.
       Задыхались крестьяне от безземелья. Вот что рассказывает пенсионер Петр Иванович Малахов:
       - В нашей семье было 48 человек. Всего имели три десятины земли. В 1909 году братья разделились. Троим выделили по десятине, моему отцу — ничего. А семья была из 13 человек. Так и жили, горе мыкали. Как только подрастал из нас кто, так к Шевлягину. С малолетства узнавали почем фунт лиха. Работали от восхода до заката солнца целую неделю, спали на соломе в сараях, зарабатывали - 10 - 15 копеек в день, женщины немного больше. Самое много получали мужчины на земляных работах—50 копеек.
       В субботу вечером - домой. А в понедельник, если явился на работу после восхода солнца, то не примут.
        Летом - то хватало работы, а вот зимой мужики здорово бедовали, особенно безлошадные. У кого имелись лошади, те промышляли извозом. От того же Шевлягина возили хлеб в разные края. Беспросветная нужда сопутствовала крестьянам. Слушаешь сейчас стариков и не верится, что в таких условиях жили и вообще возможно жить людям. Покосившаяся хатенка, все от мала до велика в домотканных одеяниях (мылом пользовались очень редко—не на что было взять его), спали на полу, на печи, на полатях, раскинув ветхую одежонку, либо дерюгу, жгли лучину. Собирались зимними долгими вечерами в какую-либо хату и пели песни о тяжелой крестьянской доле, мечтали о лучшей жизни. Наперекор поповскому учению о прекрасной загробной жизни хотели тут, на земле хоть немного увидеть отрады. Искали выход и не находили, некоторые шли заливать свое горе в сельские кабачки, недостатка в которых не было.
       И не видеть бы александровцам просвета в своей тяжелой жизни, не будь Октября. Не стало захребетников вроде Шевлягиных и Авдеевых. Люди почувствовали свою силу, стали сами решать свою судьбу. Страна безвозмездно отдала землю крестьянам. Уже в 1924 году в соседнем поселке Новый Мир создается товарищество по обработке земли, появляется первый трактор. Затем настала пора сходок. Они были бурными. Мужики повалили в колхоз. Государство навечно закрепило 8 700 гектаров земли. 160 и 8 700!
       135 лет—большой срок. Но село молодеет, меняет свой облик, растет.

А. ЧИБИСОВ
Заря. – 1966. – 7 августа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...