Индекс цитирования.

четверг, 5 сентября 2019 г.

Забытые имена

ТАЙНА СТАРОГО НАДГРОБИЯ 


Стареет все, и все уносит время,
Но зрелища грустнее нет, когда
В заботах дня метущееся племя
Приют отцов сметает без следа.
Печальный вид! Железная ограда
Разрушена кощунственной рукой,
Немых могил задумчивое стадо
Осквернено последнею хулой… 
1888
Поэт Константин Фофанов (1862-1911)

Сохранившаяся часть надгробия Неонилы Капитоновны Бурмистровой. Фото Р.И. Седых. Июнь 2016 г.
      Старожилы рассказывали, что в старину в Новой Чигле на всех трех местных кладбищах были красивые мраморные надгробия. Ведь в селе жили люди разных социальных сословий, не только крестьяне: духовенство, была малочисленная группа представителей небогатых дворянских родов, мещане, купцы, учителя, среди жителей села были  также служивые люди – отставные военные и чиновники.
      Но уже давным-давно в селе нет и в помине никаких старинных надгробных памятников. Их не стало с тех самых революционных времен, когда все прошлое своими же руками разрушалось и нещадно уничтожалось по всей стране. Могильными плитами выкладывали дороги, надгробия разбивали и подкладывали в углы строящихся домов, просто растаскивали по дворам. Если в Новой Чигле сделать раскопки проезжей части  по Ленинской  улице, то, возможно, откроются старые камни. 
       Единственное старинное надгробие можно увидеть сегодня в ограде Вознесенской церкви. Самого захоронения под могильным камнем нет, и неизвестно, на каком из кладбищ была похоронена та, для могилы которой этот памятник и предназначался. Причем, это, по всей видимости, только часть надгробного памятника с полустертой, но все же читаемой надписью. Верхнего завершения памятника нет, вероятно, вверху был крест, нет и нижней части надгробия. Он просто перенесен сюда уже в наши дни…  из жилого дома. Что там делал этот камень, толком выяснить сегодня в селе не удалось. Одному Богу известно, кому в хозяйстве понадобился могильный камень и, главное, для чего? Несколько лет назад один из жителей села принес этот камень местному священнику, и решили они поставить его в церковную ограду. Хорошо, что, наконец, он будет под защитой. 
       Теперь, входя на территорию Вознесенской церкви, справа у ограды под старыми березами можно увидеть этот надгробный камень. Надпись на нем гласит: "Здесь погребена жена диакона Неонила Капитонова Бурмистрова. Родилась 26 октября 1882 г. умерла ? июня 1902 г. на 20-м году жизни". А о чем еще может рассказать старый камень? Захотелось получить  разгадку могильного камня со старого сельского кладбища и попробовать найти продолжение семейной истории этой молодой женщины. Ответ могли дать только архивные документы, и они нашлись. В Государственном архиве Воронежской области (ГАВО) сохранились метрические книги Покровской церкви села Новая Чигла [1]. Дополнили их публикации в «Воронежских епархиальных ведомостях». И вот что удалось выяснить…
В ограде Вознесенской церкви с. Новая Чигла. Под березой старинное надгробие.  Фото Р.И. Седых. Июнь 2016 г.
Орловы – дочь, отец, мать

      До замужества молодая женщина была Орловой. Родилась Неонила в Новой Чигле 28 октября 1882 года в семье помощника настоятеля Покровской церкви священника Капитона Орлова и его супруги Евгении Яковлевны [2]. По крайней мере, именно эта дата записана в метрическом свидетельстве Покровской церкви, а уже на следующий день 29 октября девочку окрестили.  Восприемниками, т.е. крестными, были «воронежский мещанин Михаил Иванов Мильгунов и коллежского асессора Ипполита Николаева Измайлова жена Варвара Федорова».  Правда, на камне почему-то день рождения указан  – 26 октября. В семье Неонила была шестым ребенком и, как окажется, стала последним.

Страницы из метрической книги с записью о рождении и крещении Неонилы Орловой.   
       Отец Неонилы священник Капитон Алексеевич Орлов (ок. 1844-27.11.1884) происходил из духовной семьи:  его отец Алексей Орлов, на момент окончания Капитоном духовной семинарии, служил священником в селе Кирсановка Новохоперского уезда. Но деда своего Неонила не видела: он умер задолго до ее рождения. В списках выпускников Воронежской духовной семинарии (ВДС)  1865 года у Капитона Орлова отец указан  уже как умерший [3]. 
Воронежские епархиальные ведомости.1867. №15. С. 488.
        4 января 1867 года «воспитанник воронежской духовной семинарии Капитон Орлов произведен во священника к Архангельской церкви с. Роменья, Новохоперского уезда» (сегодня это село Рамонье Анненского района Воронежской области) [4]. Значит, к тому времени Капитон женился, коли возвели в священнический сан. И уже 20 марта 1868 года у молодых родителей родилась дочь Мария (будущая жена чигольского священника Михаила Калинникова). Там же в Рамонье у супругов Орловых родятся еще двое детей: в 1871 году сын Николай и в 1876 дочь София [5]. Всего же у супружеской четы родится шестеро детей. Все ли выживут, надо проследить по метрическим свидетельствам – ведь смертность среди детей была в те времена очень высокая, а в клировой ведомости Покровской церкви 1907 года у просфорни Е.Я. Орловой  (она займет это место после смерти мужа) указаны только трое детей.
       После десятилетнего служения в селе Рамонье 21 декабря 1877 года о.Капитон Орлов получил назначение в Новую Чиглу к Покровской церкви на место умершего о. Николая Яковлева [6]. Все годы служения  в Новой Чигле о.Капитон был помощником настоятеля этого храма, а настоятелем был о. Павел Иларионов. С 1880 года о. Капитон состоял законоучителем местного сельского училища, т.е. земской школы – тогда это была единственная начальная школа для крестьянских детей в селе. На этой должности он заменил о. Тимофея Баженова, уехавшего из Новой Чиглы [7]. Известно по епархиальным документам, что в 1883 году Капитон Орлов был награжден ко дню Святой Пасхи «за службу по духовному ведомству благословением Святейшего Синода без грамоты» [8].  
      И вот вдруг 27 ноября 1884 года о. Капитон неожиданно умирает от чахотки  (туберкулез легких) в возрасте 40 лет [9]. Его младшей дочери Неониле к этому времени едва исполнилось два года. Семья осиротела. Епархиальное начальство в таких ситуациях для поддержания семьи скончавшегося кормильца давала возможность вдовам прирабатывать просфорнями в местных церквях за небольшое жалованье. Указом консистории от 25 февраля 1885 года вдова Евгения Яковлевна Орлова была определена на должность просфорни к Покровской церкви и стала получать «за печение просфор из церковной кошельковой суммы 50 рублей в год» [10]. Видимо, исполняла она свою должность хорошо, поэтому несла это послушание более четверти века. Судя по клировой ведомости,  женщина будет оставаться на этой службе, по крайней мере, до 1911 года. Семья тогда будет жить в том же доме, который приобрел в собственность еще глава семейства, но хозяином будет уже зять Евгении Яковлевны священник Покровской церкви Михаил Калинников – муж старшей дочери Марии.
Страница из «Воронежских епархиальных ведомостей». 1885. №14. С. 372. Под №30 воспитанница первого класса нормального отделения Орлова Неонила, отмеченная руководством училища, как показавшая хорошие успехи.
      Когда подошло время Неониле получать образование, а дочери священнослужителей могли после домашней подготовки уже с 10-12 лет поступать в  епархиальные женские училища, девочку отправили в Воронеж,  и  она поступила в 1894 году  в первый класс Воронежского епархиального женского училища. Благодаря публиковавшимся в «Воронежских епархиальных ведомостях» спискам воспитанниц епархиального училища оказалось возможным проследить успехи Неонилы Орловой в учебе.  Училась она  хорошо, только в 1896 году, почему-то, «из-за малоуспешности» осталась после второго класса на повторительный курс [11]. 
     В те годы весь курс обучения в епархиальном училище состоял из шести классов, но Неонила окончила не шесть, как было положено, а четыре класса и завершила обучение в училище.  Это произошло в 1899 году. Почему же не стала учиться дальше до окончания полного курса? Что помешало – болезнь? Слава Богу, нет!
       Все догадки развеял архивный документ – метрическая книга Покровской церкви.  В 1899 году Неониле  исполнилось семнадцать лет.  В те времена многие епархиалки, так называли воспитанниц епархиальных женских училищ, рано выходили замуж. Могли и в 16 лет уже венчаться. В среде духовенства было принято не выходить из духовного сословия, выбирая супружеского партнера. В большинстве своем браки в среде священно-церковнослужителей носили внутрисословный характер и заключались между членами семей духовенства. Учась в Воронеже, возможно, Неонила там и познакомилась со своим будущим супругом. Из метрической книги Покровской церкви Новой Чиглы  стало известно, что 27 августа 1899 года состоялось венчание «дочери умершего священника Неонилы Капитоновны Орловой и окончившего курс Воронежской духовной семинарии Андрея Андреевича Бурмистрова» [12]. Невесте было 17 лет, а жениху – 21 год.  Любовь и замужество оказались, возможно, для Неонилы важнее дальнейшей учебы, она стала женой и вскоре мамой. 
Страница из метрической книги с записью о венчании Неонилы и Андрея.
Страница из метрической книги с указанием поручителей.

Муж - Андрей Бурмистров

      Избранником Неонилы оказался Андрей Бурмистров – «сын умершего мещанина с. Большие Ясырки, Бобровского уезда Андрея Бурмистрова» [13]. Странно, что в семинарском документе отец указан как мещанин, а позже в клировой ведомости 1907 года отмечается, что «дьякон Андрей Андреев Бурмистров, купеческий сын» [14].  


    
       Андрей Бурмистров окончил семинарию в том же 1899 году, в каком и Неонила завершила обучение  в епархиальном училище.  И семинарист должен был теперь определиться со своей личной жизнью, так как от этого зависело дальнейшее служение. Не женившись,  нельзя было быть облеченным ни в дьяконский, ни в священнический чин. Только после создания семьи можно было принять сан. 
      27 августа 1899 года Андрей и Неонила обвенчались в Покровской церкви села Новая Чигла, о чем имеется запись в метрической книге: «Звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание жениха, и которым браком – Окончивший курс Воронежской духовной семинарии Андрей Андреев Бурмистров православного вероисповедания, первым браком. ЛетА жениха – 21.  Невеста – Дочь умершего священнка Неонила Капитонова Орлова, православного вероисповедания, первым браком. ЛетА невесты – 17. Кто совершал таинство – священник Михаил Калинников с причтом. Кто были поручители – По жениху – Дьякон Алексей Андреев Бурмистров и сын священника Николай Владимирович Бучнев; по невесте – Воронежский мещанин Михаил Иванов Мильгунов и Николай Капитонов Орлов». Сразу объясним, что Алексей Бурмистров – это старший брат жениха. Он тоже окончил ВДС, но раньше Андрея,  в 1895 году, и получил назначение к Богоявленской церкви в село Новое Садовое Бобровского уезда [15]. А с июня 1897 года был перемещен в  Новую Чиглу и служил в Покровской церкви дьяконом. 
Воронежские епархиальные ведомости. 1897. №15. С. 310.

      Вторым поручителем невесты был ее старший брат Николай Орлов. О нем известно, что служил он не в духовном ведомстве и жил в Новой Чигле. Итак, наши молодые обвенчались, и молодой супруг был рукоположен «во диаконы к церкви с. Сторожевое Коротоякского  уезда». В 1900 году у дьякона Андрея Бурмистрова и его жены Неонилы родился их первенец – сын Андрей.  А  весной  1901 года Андрей Бурмистров, дьякон Богоявленской церкви села Сторожевое, написал прошение о переводе в село Новая Чигла, и 13 мая получил разрешение на перемещение к Покровской церкви [16]. Пока остается загадкой этот переезд, получается, что не стало Алексея Бурмистрова, занимавшего дьяконскую должность в Новой Чигле. Действительно, он больше не встречается в документах, но появляется какая-то вдова Анна Бурмистрова, получавшая пенсию вплоть до 1914 года.
      Но семейное счастье молодой семьи Бурмистровых внезапно обрывается летом 1902 года: на двадцатом году жизни умирает супруга Неонила (причину смерти узнать нельзя, так как метрики Покровской церкви этого года не сохранились). Для дьякона Андрея Бурмистрова личная драма особенно тяжела: по церковным канонам, если супруга священнослужителя умирала, то в  подобной ситуации он должен был оставаться одиноким. Он мог или стать монахом, или пребывать в статусе неженатого священнослужителя, но повторный брак ему был запрещен. В семье на руках отца остается двухлетний ребенок…
     В свои 30 лет Андрей принимает волевое решение, кардинально меняющее его жизнь и ставшее впоследствии для него роковым: он пишет Епархиальному начальству прошение об увольнении за штат и уже через полгода после кончины супруги получает это разрешение [17].
      Его выбор становится ясным из клировой ведомости Покровской церкви 1907 года: «1903 г. января 15 д(ня) уволился за штат и поступил в Императорский Юрьевский университет учиться» [18]. В то время  это престижное  высшее учебное заведение Российской империи находилось в городе Дерпте в Эстляндской губернии (современная Эстония). Видимо, сына Андрей оставляет родственникам жены. Делаем вывод, пока, правда, без документального подтверждения, что Андрей Бурмистров окончил университет и получил юридическое образование. Странно, но после университета в 1907 году он опять оказался в Новой Чигле. По крайней мере, об этом свидетельствуют данные клировой ведомости: он перечисляется в 1907 году среди церковного причта опять в качестве дьякона Покровской церкви?!! Однако, в клировой ведомости 1911 года его уже в составе причта нет. Тогда как раз 18 сентября 1911 года к Покровской церкви назначен новый дьякон Григорий Милоградов [19].
      На этом чигольская часть биографии Андрея Бурмистрова прерывается, и дальнейшая судьба его документально не прослеживается вплоть до послереволюционного лихолетья. Встретим мы его фамилию в Крыму в связи с событиями Гражданской войны. Сведения об Андрее Бурмистрове обнаружены среди документов участников белого движения, а точнее Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) и позже Русской Амии генерала Врангеля. Андрей Бурмистров не был военным, он был адвокатом, видимо, помогал решать юридические вопросы. Эвакуироваться из Крыма с основными частями белой армии не успел, а может, и не было у него таких планов, остался в Бахчисарае. Красным не удалось догнать белую армию. Город был взят 2-й дивизией 2-й конармии 14 ноября 1920 года. Начался повсеместный поиск «контрреволюционных элементов» среди местного населения. Завершилась «чистка» арестами и расстрелами. Видимо, адвокат Андрей Бурмистров защищал арестованных, но и сам оказался в их числе. В январе-феврале 1921 года в Бахчисарае были расстреляны 24 человека по отдельным делам и в разное время. Среди них «Бурмистров Андрей Андреевич, 1877 г. р., уроженец д. Великий Ясидчак, Воронежской губернии, житель Бахчисарая, образование высшее, адвокат…» [20]. Деревни с таким названием найти не удалось.
Список расстрелянных в Бахчисарае в  январе-феврале 1921 года.
       Вот такая у нас получилась своеобразная историческая документальная сага – семейная история нескольких поколений. Начиная поиски следов людей из прошлого, мы не знали, какая получится картина их жизни в тяжелую историческую эпоху. Получилась картина трагическая… 
     Известно, что сын Бурмистровых Андрей Андреевич младший дожил до старости, был женат, жил в Подмосковье. А потомки Орловых до сих пор живут в селе Новая Чигла.

Примечания

1. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д. 669; Д. 670; Д. 677; Д.680.
2. Там же. Д. 669.
3. ВЕВ. 1883. Списки выпускников ВДС. С 584.
     4. Там же. 1867. №15. С. 488.
     5. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д.680. Л. 259. Ведомость о церкви Покрова    Пресвятыя    Богородицы села Новой Чиглы, Бобровскаго уезда за 1907 год.
     6. Н. Чулков. Село Новая Чигла. ВЕВ. 1884. №18 неоф. С. 674.
     7. Там же.
     8. ВЕВ. 1883. №12. С. 369.
     9. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д. 670.
    10. Там же. Д. 680.
    11. ВЕВ, 1896. №14. С. 245.
    12. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д. 677.
    13. ВЕВ. 1899. №. 13. С. 241.
     14. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д. 680. Л. 266 об.
     15. ВЕВ. 1896. №6. С. 45.
     16. Там же. 1901. №12. С. 172
     17. Там же. 1903. №3. С 49.
     18. ГАВО. Ф. И-331. Оп. 2. Д. 680.
     19. ВЕВ. 1911. №41. С. 483.
     20. Реабилитированные историей. Автономная Республика Крым. Том 6. С. 151.

Текст: Наталия Мусиенко
Работа с метрическими книгами: В.В. Долгушин




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...