Индекс цитирования.

воскресенье, 17 марта 2019 г.

Люди, связанные с нашим краем

НИКОЛАЙ ЯКОВЛЕВИЧ ЧУЛКОВ – ПЕРВЫЙ ЛЕТОПИСЕЦ СЕЛА НОВАЯ ЧИГЛА.


Николай Яковлевич Чулков
(1848-1886)
Фото: А. Эрдман.
Архив: Государственный музей - заповедник М. А. Шолохова
ГМЗШ -19653/27
        15 сентября 1884 года из печати вышел очередной номер «Воронежских епархиальных ведомостей». В неофициальной части издания была опубликована большая краеведческая статья некоего Н. Чулкова под названием «Село Новая Чигла (Бобровского уезда)» [1]. Эта работа автора и до наших дней сохранила свою актуальность и значение для чигольской истории. На данный момент это единственный найденный печатный источник XIX века, в котором довольно полно дана историко-экономическая характеристика села Новая Чигла, такой подробной работы о Новой Чигле больше пока не встретилось. Статья оказалась весьма обстоятельной: с историческим экскурсом, с описанием здешних традиций и обычаев, настоящее краеведческое исследование, содержащее разнообразные сведения о жизни села и местного духовенства. Особенно ценна  в публикации  подтверждаемая документами  подробная история  Покровской церкви и   полный список  церковного причта с 1780-х годов до 1884 года.
      Есть все основания доверять этому автору, ведь   приводимые Н. Чулковым данные о селе вполне достоверны, так как опираются на имевшиеся в тот момент в селе многочисленные исторические документы. В распоряжении автора на момент написания статьи были:  Исповедные книги, начиная с 1812 года, материалы ревизских  сказок с 1782 года, «Летопись Покровской церкви» и «Ведомости о церкви», т. е. клировые ведомости,  а также весь архив приходских церковных документов, хранившихся в Покровском храме с конца XVIII века. Все эти источники до наших дней не сохранились, и теперь сама статья является  источником по истории села Новая Чигла.
      При чтении статьи создавалось впечатление, что писал человек вроде  как со стороны, явно не из местных, хотя и сумел  разглядеть редкие  детали крестьянского  быта, сделал меткие замечания, порой весьма нелицеприятные для чигольцев. В то же время, страницы с тщательным описанием местного храма указывали на то, что  автор явно  не из светской среды. Анализ статьи подвел к вопросу: так свой или чужой для села был этот Н. Чулков?
       Захотелось узнать, кто же был этот автор, откуда он и почему Новая Чигла привлекла его внимание. Казалось, никаких зацепок для начала поиска не было. Ну, правда, какие источники могли бы дать ответ на вопрос о личности автора? Да и поиск предстояло вести исключительно посредством Интернета, сидя за компьютером в Москве.  Возможности личного посещения архивов или библиотек не было.

вторник, 5 марта 2019 г.

Предприятия (с. Новая Чигла)

К ИСТОРИИ СВЕКЛОСАХАРНОГО ЗАВОДА КУШЕЛЕВЫХ-БЕЗБОРОДКО В СЕЛЕ НОВАЯ ЧИГЛА В XIX ВЕКЕ


        Немногие из наших современников смогут объяснить, что за удивительный предмет  стоит на подносе рядом с самоваром? А ведь это «сахарная голова». Так в середине XIX века назывался литой сахар-рафинад из сваренного по особой технологии сахарного песка, выпускавшийся в форме конусообразного слитка. В нижней части он был обернут специальной, синей или серо-синей бумагой таким образом, что верхняя белая часть, остававшаяся незавернутой, напоминала голову спеленатого младенца, что и породило название «сахарная голова». Изготавливались «сахарные головы» довольно увесистыми, от 0,405 г до пуда, т. е. 16 кг. В производстве такой рафинад назывался «головным». В розничной торговле «головы» можно было приобрести целиком и дома разбить специальными сахарными щипцами на куски, а чаще заказывали приказчику в магазине нарубить «сахарную голову» на определенный вес, получая, таким образом, колотый сахар.  
         Потребление же собственно сахара-песка в России было весьма ограничено, так как песок нужен был только «для низкого сорта варенья, конфект, для подслащения вина и водки». Беднейшие слои населения, особенно крестьяне, сахар-песок вообще не употребляли, отдавая предпочтение головному и колотому рафинаду, что позволяло им экономно расходовать его при чаепитии. Ведь пили чай  по нескольку стаканов, а довольствовались при этом всего одним кусочком колотого сахара: кому позволяли зубы, то откусывали или «угрызали» от этого кусочка еще более маленький и долго-долго его рассасывали – твердый и плотный он медленно таял во рту. Тогда так и говорили: пить чай с «угрызением» или «вприкуску».  Получалось, что пили  чай несладкий, в отличие от «внакладку», когда сахар клали в стакан с чаем. Но так пили люди богатые – дворяне,  позже эту моду у них позаимствовали и купцы.

суббота, 9 февраля 2019 г.

Село Новая Чигла

К ВОПРОСУ О ДАТЕ ОСНОВАНИЯ СЕЛА НОВАЯ ЧИГЛА, О ЧИСЛЕ ПЕРВЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ И О НАЗВАНИИ СЕЛА.

Надпись на сельском памятнике
в Новой Чигле
Очень хочется начать очередную статью о селе предков с замечательного точного высказывания русского историка В. О. Ключеского: «Изучая дедов, узнаем внуков, то есть, изучая предков, узнаем самих себя.  Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться».

Чигольцы считают датой основания своего села 1740 год. Якобы в этот год на берега реки Чиголки в Битюцкую дворцовую волость переселились выходцы из русских деревень дворцовой Хатунской волости (сегодня это  территория современных Ступинского и Серпуховского районов)  Московского уезда «Бабкино, Ананьино, Кузьмино, Мышкино, Починки, Альховка, Толбино, Талеж, Торбеево и других в количестве 797 человек». Эти переселенцы и «основали село Новая Чигла».

Такая информация увековечена на обелиске в честь 225-летия основания Новой Чиглы, установленном в селе в 1965 году  по инициативе А. Т. Лукьянова – учителя истории и директора местной школы, исследователя истории села. Именно 1740 год является в Новой Чигле точкой отсчета возраста села и  поводом для официального празднования годовщины основания  сельского поселения. 

Согласно общепринятой традиции, датой основания поселения считается его первое достоверное упоминание в письменных источниках.  К сожалению, в Новой Чигле ни точный год основания села, ни точное число приехавших крестьян не аргументированы источниками, а потому являются  бездоказательными и  не вызывают доверия к их достоверности, но побуждают искать уточнения о  дате образования Новой Чиглы.

понедельник, 17 декабря 2018 г.

Архитектура (с. Новая Чигла)

ОБЪЕКТЫ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ТАЛОВСКОГО РАЙОНА

ДОМ КУПЦА БУНИНА В СЕЛЕ НОВАЯ ЧИГЛА
Адрес: Площадь Революции, 14
                                                         
И за все зодчество, начало которому положили наши предки для обогащения идущих вслед за ними поколений, мы должны всегда воздавать им бесконечную благодарность.
Н. В. Гоголь

«Когда-то, будучи совсем ребенком, я, проводя очередное лето в Чигле, была в этом доме…   И здание это такое же родное, как и все в Чигле. И так на душе легко и светло, когда приезжая в Чиглу, тебя встречает Дом. Такой по-прежнему красивый. Спасибо тем, кто его поддерживает!». Ирина Басманова (Барилюк)

Загадка имени чигольского купца Бунина

Краткая историческая справка о владельце

        Представляя «дом купца Бунина», можно смело сказать, что это не только самое красивое здание села Новая Чигла, но это и архитектурная жемчужина Воронежской области. К сожалению, не сохранились имена ни автора замечательного проекта, ни строителей, воплотивших в жизнь необычный замысел архитектора. Но вот вкус заказчика проекта был явно отменный. Даже в лихие революционные времена, когда все старое старались разрушить, не поднялась рука у поборников новой власти на этот барский особняк. Слава Богу! Не тронули, не разломали на бревна…
      И остался на века памятник безымянному архитектору, безымянным талантливым русским мастерам-строителям. Но вот приведенная в научном описании этого памятника дата строительства дома – 1882-й год – наводит на мысль, а не воронежский ли архитектор В. Знобишин, приверженец русского стиля в архитектуре, был автором «дома купца Бунина»? Ведь в том же году в Новой Чигле была построена по его проекту Вознесенская деревянная церковь. Так не один ли архитектор работал над двумя этими проектами? Но это пока только предположение, требующее, конечно, документальных подтверждений.
        Деревянный дом-теремок в самом  центре села построен, если верить источникам, в конце XIX века как жилой дом для большой семьи купца.  До недавнего времени в селе была известна только  фамилия купца-собственника, имя  нигде не упоминалось, и даже инициалы были неизвестны. Являясь однофамильцем великого писателя  Ивана Алексеевича Бунина, чигольский Бунин, однако,  как утверждают в местном краеведческом музее, не имел к нему никакого отношения.
       Купец Бунин не был уроженцем здешних мест, в  селе он появился, видимо, после 1861 года. Как вспоминали старожилы – «это был богатый купец, он  владел здесь большим торговым заведением». Через дорогу от барского дома, метрах в двухстах, располагалась большая  торговая лавка Бунина, представлявшая собой «капитально построенное вместительное здание»,  а слева от хозяйского дома жил приказчик лавочника.
      Судя по   спискам «Торгово-промышленных заведений Воронежской губернии», опубликованным в «Памятных книжках Воронежской губернии», в 1894 году в селе Новая Чигла некий Н. Н. Бунин имел лавку красных товаров (мануфактурных), т. е. торговал тканями фабричной выделки, аршинными, покупаемыми для шитья одежды на меру длины. А в 1903 году у Н. Н. Бунина в Новой Чигле указана   лавка галантерейных товаров. Были у него лавки и в селе Хреновом, там Н. Н. Бунин вел торговлю  галантерейными и мануфактурными товарами, имел ренсковый погреб, т. е. торговал виноградными  винами. Как видно из списков владельцев торговых лавок в Новой Чигле, фамилия Бунина приводится уже с инициалами – Н. Н. [1]. Но эти исторические источники имени купца не расшифровали.
       Раскрыть инициалы Бунина помогли   опять же материалы «Памятных книжек Воронежской губернии»:  в 1885 и в 1887 годах в них упоминается купец Никандр Николаевич Бунин – член Податного Присутствия Бобровского уезда [2]. Для справки: институт податных инспекторов был учрежден по закону 15 января 1885 года для заведования дополнительным сбором (процентным и раскладочным) с торговых и промышленных предприятий, уплачивающих гильдейский сбор. В Бобровском уезде податное присутствие открыто 9 июня 1885 года, и Никандр Николаевич Бунин был в его первом составе. Податное присутствие в царской России –  это выборный орган при казенной палате из числа лиц, уплачивавших промысловый налог. Члены присутствия избирались на три года в равном количестве (т.е. по два) губернским земским собранием, городской думой губернского города, местным купеческим обществом. Так чигольский ли это Н. Н. Бунин? Да, купец Бунин с таким именем и отчеством был из Бобровского уезда, но ведь не уточнялось, что из Новой Чиглы. Правда, и  других купцов Буниных ни в одном Адрес-календаре Бобровского узда не встретилось.
         При сопоставлении сведений из печатных источников возникал вопрос: купец Бунин – владелец дома в селе Новая Чигла и Н. Н. Бунин – владелец лавок в Новой Чигле, а также   купец Никандр Николаевич Бунин – член Податного Присутствия Бобровского уезда – это одно лицо? Для однозначного ответа требовалось еще какое-то документальное подтверждение. Наконец, удалось найти в Государственном архиве Воронежской области метрическое свидетельство  из Покровской церкви села Новая Чигла  1866 года, в котором в качестве восприемника при крещении  указан бобровский купеческий сын Никандр Николаевич Бунин, что окончательно подтверждает его отношение к Новой Чигле [3]. Так можно имя чигольского Бунина  считать установленным? Окончательно развеять  сомнения помогут только возможно сохранившиеся в ГАВО страховые описи на движимое и недвижимое имущество, где обязательно указывалось полное имя страхователя. Пока же правильнее употреблять только инициалы Бунина.     
        Прожил Н. Н. Бунин в Новой Чигле более пятидесяти лет. С приходом советской власти, по одним рассказам,  Бунин «успел бежать на упряжке хороших рысистых лошадей из села и спасти семью», по другим его раскулачили и сослали в далекие края. После 1917 года все здания, принадлежавшие купцу Н. Н. Бунину, национализировали. Жилой дом использовался новой властью как административное здание. Сейчас в историческом здании находится местная библиотека, но дом по-прежнему зовется в селе «домом купца Бунина». «В освободившемся здании лавки Н. Н. Бунина разместился Народный дом. На его сцене выступали заезжие артисты и местные энтузиасты народного творчества, ставились спектакли, проводились вечера художественной самодеятельности…» [4]. Сейчас этого здания нет, его снесли и на этом месте выстроили торговый центр. Со слов жителей Новой Чиглы в селе сохранился и находящийся рядом с «домом Бунина» жилой дом его приказчика. В настоящее время это частный дом.
        Интересно было бы узнать, как сложилась  дальнейшая жизнь чигольского купца Н. Н. Бунина и судьба его потомков?

 Примечания

1.Торгово-промышленные заведения Воронежской губернии.//Памятная книжка Воронежской губернии. 1894. Отдел 1. №5.  С. 58-61; Там же. 1903. Отдел 1. №10. С. 153-164.
2. Там же. 1887. С. 47. Член Податного Присутствия Бобровского уезда купец Никандр Николаевич Бунин:


3. ГАВО. Ф. И-84. Оп. 2. Д. 52. Метрическая книга с. Новая Чигла Покровская церковь Бобровского уезда Воронежской губернии 1865-1867 гг. о рождении, браке, смерти.
О рождении. 1866 г. №99 (муж.) 3-3 июня. Митрофан. Родители: города Воронежа отставной унтер-офицер Иван Стефанов Бунин и законная жена его Александра Григорьева, оба православные. Восприемники: Бобровский купеческий сын Никандр Николаев Бунин и крестьянина собственника Федора Акимова Прудищева жена Екатерина Федорова.
4. Стоит красавец средь села (с. Новая Чигла). Зарубин. А. //Заря. – 1993. – 6 июля. – С. 2.

Бывшая лавка Н. Н. Бунина в селе Новая Чигла.
В советское время дом культуры. Здание перестраивалось, снесено в 1970- х гг.
Предположительно бывший дом приказчика купца Н. Н. Бунина.
Дом купца Бунина в селе Хреновом. После 1917 года в здании разместили одну из школ (средняя школа № 2). 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕЕСТР ОБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ (ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ) НАРОДОВ РОССИИ

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ И ОБЪЕКТЫ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ

ДОМ КУПЦА БУНИНА
РЕГИСТРАЦИОННЫЙ НОМЕР
361610569040005
КАТЕГОРИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО ЗНАЧЕНИЯ
Регионального значения
ВИД ОБЪЕКТА
Памятник
ОСНОВНАЯ ТИПОЛОГИЯ
Памятник градостроительства и архитектуры
СВЕДЕНИЯ О ДАТЕ СОЗДАНИЯ
нач. XX в.
АДРЕС ОБЪЕКТА (МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ)
Воронежская область, Таловский район, с. Новая Чигла, пл. Революции, д. 14
НАИМЕНОВАНИЕ, ДАТА И НОМЕР РЕШЕНИЯ ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ О ПОСТАНОВКЕ ОБЪЕКТА НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ОХРАНУ
Постановление администрации Воронежской области № 510 от 18.04.1994 г.
Постановление администрации Воронежской области № 850 от 14.08.1995 г.
Источник: https://kartarf.ru/dostoprimechatelnosti/237618-dom-kupca-bunina

Научное описание регионального историко-архитектурного памятника
      Источник: Материалы свода памятников истории и культуры Российской Федерации. Воронежская область. Панинский, Поворинский, Таловский, Терновский районы. Вып. 3. Часть 3. – Москва, 1993. С. 80, 81.


Дом купца Бунина, конец XIX века, (архит., ист.).
Жилой дом купца Бунина, построенный в 1882г., расположен в центре села, восточным фасадом обращен к главной улице, северным – к открытой площади. Здание деревянное на кирпичном цоколе.
       Это один из самых красивых сельских деревянных домов-особняков в области. Его архитектура навеяна образами древнерусских теремов. Основной Г-образный в плане объем здания имеет выразительную объемную композицию, особенно со стороны улицы. Главный фасад фланкируют два ризалита. Северный (правый) - двухосный, завершен фигурной мансардной кровлей с трапециевидным фронтоном, увенчанной металлическим шпилем. Южный ризалит парадного входа повышен башенкой с оригинальной  двухъярусной кровлей. Полица нижнего яруса с востока повторяет трапециевидную форму северной части, над ней возвышается четырехгранная кровля по типу «епанчи», завершенная небольшим колпаком с ажурной решеткой-гребнем с высокими шпилями по краям.  К этому ризалиту примыкает двускатный навес парадного входа, поддерживаемый парой резных колонн с пропильными капителями и пропильной резьбой в тимпане фронтона. Значительный свес кровли всего здания поддерживают пропильные кронштейны. Углы и оси внутренних стен выделены лопатками. Проемы крупные, прямоугольные, в резных наличниках с треугольными очельями.
       Внутренняя планировка дома традиционна для сельских особняков рубежа веков. Парадный вход с улицы ведет через тамбур в небольшой вестибюль. Со стороны главного фасада расположена анфилада парадных комнат, на потолках которых сохранились лепные розетки. Со стороны двора – жилые комнаты. Вход со двора ведет в хозяйственную северо-западную часть здания.

воскресенье, 2 декабря 2018 г.

Из истории коннозаводства (с. Новая Чигла)

ЗДЕСЬ «РЕДКО МОЖНО УВИДЕТЬ ЗАМОРЕННЫХ, НИЗКОРОСЛЫХ КЛЯЧ…» 

ИЗ ИСТОРИИ КОННОЗАВОДСТВА В СЕЛЕ НОВАЯ ЧИГЛА


Осмотр лошади. Художник Бунин Н. Н. 1904.
Острогожский историко - художественный музей им. И. К. Крамского

         Один современник, волею судеб оказавшийся в 1884 году на поселении в Новой Чигле, оставил вот такое интересное наблюдение: «Лошади  встречаются здесь, по большей части, ценные, благодаря вблизи находящимся конским заводам, Хреновскому и Чесменскому. Поэтому в Н. Чигле редко можно увидеть таких заморенных, низкорослых кляч, какие сплошь и рядом встречаются в других уездах Воронежской губернии; напротив, здесь не редкость найти у зажиточного крестьянина лошадь в 100-300 рублей» [1]. Действительно, Бобровский уезд, к которому относилось село Новая Чигла, славился на всю Воронежскую губернию своими племенными лошадьми и занимал в XIX веке первое место в губернии по количеству конских заводов. Но хотелось бы сразу уточнить и дополнить зарисовку автора – наличие в Новой Чигле хороших лошадей объясняется не столько близостью к знаменитым на всю Россию государственным конским заводам и возможностью покупать там породистых лошадей, сколько  хорошо развивавшейся в самом селе на протяжении всего XIX столетия, а, возможно, и в ранние времена, собственной коневодческой отраслью.  Причем, владельцами частных конских заводов племенных лошадей в Новой Чигле были представители разных сословий:  купцы, мещане,  крестьяне и дворяне. Удивительно, что автор большой статьи о  Новой Чигле обошел стороной такое распространенное в селе занятие чигольцев как коннозаводство.
       В современном селе Новая Чигла в местном краеведческом музее тоже  нет сведений о чигольском коннозаводстве, ничего неизвестно и о людях, принадлежавших к разным сословиям и посвятивших свою жизнь лошади,  нет в селе воспоминаний потомков людей, причастных к этой весьма распространенной когда-то в Новой Чигле сельскохозяйственной отрасли.  В наши дни среди современных чигольцев можно услышать  только отрывочные высказывания о былых табунах, каких-то конюшнях, конюхах, работавших у какого-то Хихина…     
      Пришло время восполнить  досадный пробел в истории Новой Чиглы и приоткрыть еще одну интересную страницу хозяйственной деятельности чигольцев на основе печатных и архивных источников,  ставших доступными в последнее время.   
      Сразу следует сделать пояснение по поводу некоторых понятий, раскрывающих тему статьи. Итак, коневодство – это вообще животноводческая отрасль по разведению всяких лошадей и уходу за ними. А вот коннозаводство – это уже не просто разведение любых лошадей, это коневодческое хозяйство, на котором разведение лошадей осуществляется с целью выведения и размножения племенных животных, совершенствования конских пород, а также создания новых пород и типов лошадей. Такие заводы назывались в XIX веке «конскими», а сегодня для их обозначения используется слово «конный».
        В исторической литературе XIX века авторами не раз отмечались и огромные масштабы села, и зажиточность многих крестьян. Вот как, например, характеризовалась  Новая Чигла в краеведческой литературе более ста лет назад: «крестьяне в Новой Чигле издавна жили на оброке, не знали барщины, отличались трудолюбием и весьма значительным благосостоянием»; «громадное село Новая Чигла, жители коего состояли крепостными крестьянами, считалось когда-то очень богатым. В чигольском имении насчитывалось более двухсот тысяч десятин плодородной земли  с громадными лесными, луговыми и степными угодьями» [2]. Само благоприятное географическое положение Новой Чиглы среди обширных лугов и пастбищ с обилием корма по реке Битюг и его притокам давали возможность и в помещичьих, и в крестьянских хозяйствах успешно разводить лошадей. А в таком аграрном селе как Новая Чигла действительно требовались в большом количестве крепкие выносливые лошади для обработки земельных угодий. 
         О существовании чигольских конских заводов говорят  данные многих  печатных источников позапрошлого века. Это и заметки историков-современников описываемых событий и материалы официальной государственной  статистики коневодческой отрасли, периодически печатавшиеся  во второй половине XIX века в  «Памятных книжках Воронежской губернии» в специальных «Ведомостях о частных конских заводах Воронежской губернии», а также специальные справочники по коннозаводству [3]. Совокупные сведения из этих  публикаций позволяют проследить историю развития этой животноводческой отрасли в селе Новая Чигла за сто с лишним лет – с самого начала XIX века до начала XX века. Правда, при чтении данных источников, особенно статистических,  часто возникает вопрос о полноте представленных в них  сведений.
        Здесь сразу  необходимо пояснить, что в XIX веке называлось частным конным или конским заводом. Ведь у современного читателя при слове «завод» перед глазами возникает сразу образ промышленного здания не маленького размера. Но это слово первоначально образовалось от глагола «заводить», т. е.  «устроить, оборудовать».  Так называли «заведенные» кем-либо предприятия – мыловаренный, сахарный «завод». Называли так и         те места, где что-нибудь «заводили» или «разводили»: лошадей на конских заводах, рыбу – на рыбных. В селах заводами назывались и вовсе кустарные предприятия небольших размеров.
       Поэтому неверно представлять чигольские частновладельческие конские заводы такими же обширными комплексами, как находившийся по соседству казенный Хреновской завод. В Новой Чигле для  конских заводов не сооружались архитектурные ансамбли, это были просто конюшни со стойлами и денниками. Но таковы были и требования в России к частным коневодческим заведениям. Как писал в своей книге «Список частных конских заводов в России»  известный  российский исследователь истории коневодства И. К. Мердер, «…конским заводом называется заведение, содержащее не менее 5 маток для вывода и воспитания лошадей улучшенных пород и сортов, причем употребление в работу маток несомненно не составляет главной цели заведения» [4]. Автор, в частности ссылается и на заграничный опыт коннозаводства, где «весьма немногие из лучших частных заводов имеют более 15 маток».
        Чтобы завести конный завод, не нужно было иметь целый табун лошадей, достаточно было купить одного жеребца и не менее пяти маток, заплатить определенную сумму в казну, зарегистрироваться, и завод начинал работать. Помещики, конечно, имели обслугу, конюхов, а крестьянин все делал сам силами своего семейства и  обходился постройками собственного двора. Конечно, крестьянские конюшни могли уступать помещичьим в размерах, возможно, и  в качестве выращиваемого материала.
       В 1839 году в России в Санкт-Петербурге вышло первое систематизированное издание о российском коннозаводстве – «Подробные сведения о конских заводах в России, доставленные комитету о коннозаводстве Российском, от местных начальств и частных владельцев» [5]. Тогда в стране  было 274 частных завода, 5 государственных, один дворцовый, 10 конных заводов военных поселений и один – Уральского казачьего войска. Чигольских заводов в этом издании не оказалось, хотя в селе они уже были, и  указания на их наличие в этот период в  литературе  имеются.

пятница, 30 ноября 2018 г.

Из книг о малой Родине

НАДПИСЬ НА КАРТЕ

        Среди множества книг о Воронежском крае я нашла автора Валентина Андреевича Прохорова. Книга "Надпись на карте".
        Из аннотации: "В книге рассказывается о географических названиях областей Центрального Черноземья - Белгородской, Воронежской, Курской, Липецкой, Тамбовской, их происхождении, развитии. Читатель узнает о раскрытых и нераскрытых загадках названий, об исторической информации, хранящейся в них, об особенностях топонимического комплекса Центрального Черноземья, об истории изучения названий пяти черноземных областей, о том новом, что внесла в топонимию края советская эпоха..."
        Пролистав страницы, увидела названия и наших населенных пунктов и рек:

Шанинские участки (история сел и поселков)

КОНЕЦ СТЕПНЫМ УЧАСТКАМ. Знавал наш край столыпинщину.

Первая русская революция показала царизму невозможность дальнейшего сохранения полуфеодальных отношений в деревне. Поэтому с конца 1906 года началась столыпинская аграрная реформа. В политическом отношении она была реакционной и рассчитана на отвлечение крестьян от революционной борьбы против помещиков.

За 1906 - 1917 годы в царской России было образовано 1,6 миллиона участковых хозяйств. Знавал и наш край столыпинщину.И до сих пор на карте района простыми цифрами обозначены степные участки. Их было около сорока.

Первые поселенцы на новых землях были из Чиглы. С 1909 года они образовали девять участков, которые располагались на территории нынешнего колхоза имени Ленина. Переселенцы из Александровки стали жить на 12, 14, 15 степных участках. Примерно в 1912 году появился небольшой поселок Нехворощанка. Тут поселились выходцы из Полтавской губернии. Характерно, что свое название поселение получило по имени украинского села. Так же случилось и с 36 участком, у которого прижилось в народе название "Ветельный".