Индекс цитирования.

понедельник, 6 ноября 2017 г.

ВАРВАРА ИППОЛИТОВНА ТАРАСЕНКО (с. Новая Чигла)

       Эта перепечатка  маленькой заметки из газеты «Воронежский телеграф» начала прошлого века напомнит о необычном юбилее в селе Новая Чигла: четвертьвековой деятельности скромной народной учительницы новочигольской земской школы Варвары Ипполитовны Тарасенко. Автор показывает, какая непростая и «опасная для здоровья» была учительская профессия на селе в те годы, какая самоотверженность и какое бескорыстие требовались от учащих в суровых условиях сельского быта. Жаль, правда, что заметка не дает биографического материала о самой юбилярше.

                       25 - летие службы учительницы.

          Из села Новая Чигла Бобровского  уезда сообщают нам: 18 октября праздновался 25-летний юбилей службы земской учительницы народной школы Варвары Ипполитовны Тарасенко. [1]. В праздновании принял участие местный кружок почитателей ее.
Не часто, но все-таки приходится читать, время от времени, известия о юбилее людей, работающих  в других отраслях земской службы, но юбилеи сельских народных учителей очень редки.
        В.И. Тарасенко является первой юбиляршей в Бобровском уезде. Кажется, ещё никто не дерзал у нас так долго исполнять такую трудную и опасную для личного здоровья обязанность сельского учителя в деревне. [2].
        Варвара Ипполитовна все превозмогла и притом прослужила, за исключением двух лет, в одной и той же Ново-Чигольской школе, здание которой далеко  не соответствует общежитейским условиям и во многом уступает, например, зданиям, построенным в позднейшее время, как, например, в Старой Тойде  второе.
        Не перечисляя личных  симпатичных достоинств уважаемой и вполне заслуженной Варвары Ипполитовны, мы, вместе с другими, преклоняемся пред ее заслугами и ее  беззаветным трудом. Факт такого редкого и  почтенного юбилея  достоин особого внимания
ещё потому, что подобная любовь к обучению грамотности крестьянских мальчиков имеется далеко не у всех на лицо, то и дело встречаются объявления в газетах о приглашении земствами людей,  способных занять тяжёлый пост народных учителей. [3].
         Если и поступают на эти должности, то по нужде, по совершенному отсутствию средств к существованию, и т.д., и коль скоро представляется малейший другой исход, как например, винная монополия, и люди бросают своё учительство. Все это служит показателем того, как трудно быть народным учителем.
        В. И. Тарасенко поступила на место учительницы ещё девицей, но и, выйдя замуж за человека с хорошими средствами, она не оставила своей обязанности. После смерти мужа она также беспрерывно продолжает, и до сих пор служит учительницей.
        Подобная служебная устойчивостью большая редкость у нас.
        Правда, ''бегство''  учителей и учительниц из народных школ не всегда обуславливается одною трудностью обязанностей.
        Пишущий эти строки наблюдал, что большой процент ухода учителей с места зависит от житейских домашних  неудобств. В деревнях, если школьное здание холодное и сырое, то в такой же мере и крестьянские жилые избы холодные и сырые, без фундамента и полов.
        Зажиточные люди не принимают квартирантов, учащие вынуждены довольствоваться квартирами вышесказанного типа в избах бедняков. Всякий из нас может представить положение учителя в такой убийственной обстановке! Отсюда и вытекает стремление скорее, при всяком малейшем случае, уйти куда-то на другое место,  поступают даже на гораздо меньшее вознаграждение,  чем выдаваемое земством, и стремятся к более лучшим жизненным удобствам, и это совершенно простительно. [4].
        Мне кажется, что давно пора бы обратить на это особое внимание.
Всякие прибавки жалованья, какие в последнее время сделали Бобровское и Коротоякское земства, хотя и необходимы,  но и они не особенно прельщают кандидатов на должности учителей, в виду тех же жизненных домашних неудобств, какие и прежде были. Это незначительное как будто бы обстоятельство,  имеет значение  в быту учителей и в действительности серьезно отражается на деле народного образования.
         Вот почему нельзя было не приветствовать постройку  такого училищного здания, какое поставлено в с. Старая Тойда (см. Воронеж. тел. №116) во втором обществе,  с прекрасной квартирою для учащих. Если можно сожалеть о чем в данном случае, то единственно о том, что на первых же порах эта квартира достигает намеченной цели, так как в эту школу переведен учитель, имеющий собственный дом в Старой Тойде, а в школу без учительской квартиры помещена учительница. Такой уж удел первых начинаний хороших дел, пока они единичны, а когда всюду будут квартиры, тогда не будет причины сетовать на подобные явления.
                 
П. П. П. //Воронежский телеграф. 1901. №124. 28 октября. С. 3.

Примечания и комментарий.

        1. Исходя из даты юбилея, 18 октября  1901 года,  служить В. И. Тарасенко в Чигле начала в 1876 году. Видимо здесь и встретила своего будущего супруга – «человека с хорошими средствами», здесь же овдовела. Дальнейшая ее судьба в селе остается пока неизвестной.
        В те времена обучением в земских школах занимались постоянно занятые народные учителя и приходящие законоучители-священники, которые вели в школах Закон Божий.    Получается, что началось служение Варвары Ипполитовны в Новой Чигле под крылом священника Покровской церкви о. Тимофея Баженова, бывшего в 60-70-е годы XIX столетия и учителем, и законоучителем в земской школе. Значит, года четыре (в 1880 году Баженов покинул село) они трудились в школе совместно.
        Следует отметить, что задолго до земской школы еще при крепостном праве при владельце Александре Григорьевиче Кушелеве-Безбородко было несколько школ для крестьян в селе Новая Чигла. Но об этом отдельный рассказ.

       2. Земская школа, полное официальное название  – одноклассное народное училище – самый распространённый тип начального учебного заведения Российской империи с конца 1860-х годов по 1917 год. Школы представляли собой учебные заведения с трёхлетним курсом, где дети все три года обучения (разделённые на три отделения) одновременно занимались в одной классной комнате с единственным учителем.
        Обучение было бесплатным.  Основной задачей земских школ признавалось сообщение ученикам устойчивых навыков грамотности. В земских школах преподавали русский язык и чистописание, арифметику в простейшем изложении, Закон Божий, церковнославянский язык и церковное пение.

       3. В земских школах обучались дети обоих полов в возрасте 8-12 лет без ограничения по сословиям и вероисповеданиям. Но, судя по статье, в новочигольской земской школе девочки не учились.

        4. Права земств сводились преимущественно к решению финансово-хозяйственных вопросов: сбор средств с сельских обществ на постройку и содержание школ; поиск помещений в тех случаях, когда строительство было невозможно; снабжение школ хозяйственным оборудованием и топливом и т.п.  Земства не имели права вмешиваться в учебно-воспитательную деятельность школ – определять содержание программ, учебников и учебных пособий, назначать учителей и т.д.

                   Публикация, примечания и комментарий Наталии Мусиенко. 
Заметку  для публикации переписала из «Воронежского телеграфа» Маргарита Александровна Ловчикова (Часовникова) г. Воронеж.

2 комментария:

Ваше мнение...