Индекс цитирования.

среда, 24 января 2018 г.

Знатные земляки (с. Новая Чигла)

ФОТОГРАФИЯ ИЗ СЕМЕЙНОГО АРХИВА АКАДЕМИКА П. А. ЧЕРЕНКОВА 


         Эта групповая фотография выпускников школы II ступени села Новая Чигла хранится в семейном архиве дочери академика, лауреата Нобелевской премии по физике Павла Алексеевича Черенкова. Я увидела этот снимок в одном научном журнале и ахнула, узнав на фото свою двоюродную бабушку – Лидию Николаевну Часовникову (1891-1970). Но такой фотографии у нас в семье не сохранилось. Елена Павловна Черенкова  любезно прислала мне скан фото с указанием фамилий еще трех одноклассников отца, и пригласила в гости, где я увидела уже сам оригинал фотографии. При встрече я показала семейные фото  Часовниковых. Об учительнице у Елены Павловны данных не было. Таким образом, из шестнадцати человек, изображенных на фотографии, удалось идентифицировать пятерых.
       Когда я год назад выставила фотографию на своей страничке в «Одноклассниках», я надеялась, что удастся узнать имена и других изображенных на ней людей. Но, увы… Безуспешно прождав отклика почти год, берусь сама за комментарий к забытой исторической фотографии.

Новая школа или старая гимназия?

         Итак, перед нами выпускники-чигольцы, окончившие  в 1924 году среднюю школу нового типа и впервые получившие в селе среднее образование, позволявшее им обучаться далее в высших учебных заведениях. Фотография ценна тем, что, скорее всего, на ней – первый выпуск чигольской школы II ступени. Ведь до 1917 года в Новой Чигле были только начальные школы: земские, церковно-приходские, министерские,  всего было шесть школ, и все начальные. Школа второй ступени с пятилетним сроком обучения, т. е. с шестого по девятый классы, – так назывались в  СССР в 1918-1934 годах средние общеобразовательные школы в составе 6-9-х классов (с 1923 года 5-9-х классов). Вероятнее всего, чигольские выпускники 1924 года поступили в открывшуюся в селе среднюю школу, сразу в 6-й класс и, проучившись четыре года, окончили 9-й класс. Тогда еще не было школ-десятилеток, и выпускники 9-х классов имели право поступать в институты.
         Однако из семейных рассказов о биографии бабушки мы знали, что в 1920-е годы она преподавала в Чигле в гимназии, а тут школа второй ступени.  Но мы и не задумывались, какая же гимназия могла быть вообще  в селе, и уж тем более после 1917 года? Действительно, гимназии-то в селе  и не было.
        В Новой Чигле после октябрьского переворота 1917 года некоторое время не могли функционировать ни прежние школы, которые советской властью были просто ликвидированы, ни новые, для которых нужны были еще и новые квалифицированные педагогические кадры. Да к тому же, и продолжавшаяся Гражданская война не позволяла организовать учебный процесс. Вот отрывок об этом периоде в воспоминаниях дочери академика П. А. Черенкова об отце: «Учиться возможности не было. Школы функционировали только на бумаге, средней школы вообще не было, люди засыпали при  одних властных порядках, а просыпались, имея уже другую власть. И вот в этих условиях Павел Петрович Иевлев стал заниматься с наиболее способными ребятами. Самым способным из них был Павел Черенков».  Благодаря учителю П. П. Иевлеву и удалось собрать первую группу учащихся для чигольской школы второй ступени, которая стала работать в  Новой Чигле с осени 1920 года сразу после окончания в селе Гражданской войны. Видимо, группа была разновозрастная, так как из известных учеников, например, год рождения Павла Черенкова – 1904, а Федора Калабухова – 1909.
         В «Путеводители по Чигольскому краеведческому музею» сообщается еще также о том, что «…активное участие в организации средней школы второй ступени приняли ее первые ученики: В. А. Анучин, Ф. Я. Ляпин, П. А. Черенков, П. С. Нырков и другие». В «Путеводителе», правда,  не уточнялось, какова же была конкретная роль самих учеников в создании школы. По словам  Е. П. Черенковой,  местный  краевед А.Т.Лукьянов сообщил ей, что эта  школа в Новой Чигле была создана  на базе бывшей гимназии, переведенной в село из уездного города Боброва, откуда якобы   и прислали учителей.  Поэтому в селе эту школу так и называли долгое время гимназией, хотя с 1918 года гимназий как учебных заведений в советской России больше не существовало. Вот как говорится об этой школе в уже упоминавшейся  статье Е. П. Черенковой: «После окончания церковно-приходской школы… доучивался в школе – гимназии, переведенной в село из Боброва». И почему такая  школа оказалась ненужной в Боброве?
          Просуществовала почему-то школа II ступени  в Новой Чигле всего семь лет: в 1927 году она была переведена в село Верхняя Тишанка. В районной газете «Заря» за 25 марта 1966 года приводится такая статистика: «…до 1927 года, т. е. до перевода школы второй ступени в село В. Тишанка, получили среднее образование свыше ста юношей и девушек села». Получается, что за четыре года каждый год: 1924, 1925, 1926 и 1927 школу оканчивали 25 человек!
         Известно из «Свода памятников…», что в те времена  чигольская школа второй ступени располагалась в юго-западной части села на Садовой улице в бывшем доме местной купчихи А. Г. Мельгуновой,  занимавшейся в прошлые времена в Чигле торговлей лесом.  Этот помещичий дом, богато декорированный деревянной резьбой, сохранился до сих пор и находится неподалеку от современной кирпичной школы. Сейчас полдома заняты школьной библиотекой, а другая половина приватизирована и находится в частной собственности.                                           


Детали на фотографии

         Для фотографирования выбрано место где-то на природе, возможно в саду недалеко от школы. Снимающиеся непринужденно расположились, кто прямо на траве, кто на венских стульях, явно вынесенных из бывшего  барского  помещения. На всех юношах – фуражки, строгие рубашки с отложными воротниками, подпоясанные ремнями, на девушках – темные платья с длинными рукавами и черные школьные фартуки, какие были приняты в дореволюционных гимназиях. Это выглядит странным: ведь в советских школах гимназическая форма дореволюционной России была отменена в  1918 году декретом «О единой школе …». И вновь единую школьную форму  в СССР ввели лишь в 1949 году. Значит, в новочигольской сельской школе в 1924 году еще была возможность  придерживаться   дореволюционной гимназической традиции.


         Есть на фотографии  одна очень интересная деталь, указывающая на  парадоксальное сочетание уходящего и супернового: внимательно присмотревшись и увеличив фото, можно прочитать название книги в руках сидящей в первом ряду девушки –  «Воспитание и обучение по Дальтонскому плану». Это переведенная с английского на русский язык очень популярная в 1920-х годах в педагогических кругах книга американской учительницы Елены Паркхерст, предложившей свой метод индивидуализированного обучения, приспособленного к возможностям и способностям каждого ученика. Своё название этот метод получил по небольшому городку Дальтон в американском штате Массачусетс, где в начале XX века метод был впервые применен в местной школе.
           В чем же была новизна и привлекательность этого американского метода, одобренного самой Н. К. Крупской? При организации работы по Дальтонскому плану учащиеся не связывались общей классной работой, им предоставлялась свобода как в выборе занятий, очерёдности изучения различных  учебных предметов, так и в использовании своего рабочего времени. Дальтон-план, как его называли в советской России,  позволял приспособить темп обучения к реальным возможностям учащихся, приучая их к самостоятельности, развивал инициативу, побуждал к поиску рациональных методов работы, воспитывал умение планировать свой труд. Обучение по Дальтон-плану основывалось на трех принципах: свобода, самостоятельность, сотрудничество. Класс как группа учащихся сохранялся, однако уроков в обычном понимании не существовало. Классные комнаты представляли собой предметные лаборатории и мастерские, где ученики занимались по индивидуальным заданиям,  а роль учителя-консультанта состояла в организации самостоятельной  деятельности учащихся. По определению американского ученого-педагога  Э. Дьюи  лаборатории были «мастерскими умственного труда».
         Дальтон-план активно внедрялся в советской России, с начала 1920-х годов было выпущено множество методической литературы о новом методе,  но факт использования его  в Новой Чигле,  все-таки, кажется удивительным. Ведь первое издание на русском языке  книги из Америки  в советской России было осуществлено в 1924 году! И вот уже книга демонстрируется чигольской ученицей, как бы посылая всем сигнал – мы не отстаем от жизни! Значит, учителя чигольской школы были открыты новым педагогическим идеям и работали, как призывала Н. К. Крупская, «используя собственный здравый смысл».
        Вот так иногда какая-то небольшая деталь может дать новый интересный  штрих к фактам прошлого.

Персонажи на фото

        Итак, из всей группы изображенных на фото,  учителями, кажется, могут быть только двое: Лидия Часовникова и мужчина, сидящий рядом с ней в самом центре фотографии. Кто он? Из «Путеводителя по чигольскому краеведческому музею» узнаем, что первым заведующим школой второй ступени становится Сергей Григорьевич  Графский, учитель математики, но  он работал не долго, вскоре его сменил Аристов Всеволод Дмитриевич, первый житель Новой Чиглы, имевший университетское образование: он окончил естественнонаучный факультет Харьковского университета. Значит, на фото – В. Д. Аристов? Могут ли это подтвердить в местной школе?  Приводятся в «Путеводителе…» и фамилии первых учителей, правда, их маловато для средней школы с предметным преподаванием: Нина Владимировна Аристова, Вера Васильевна Ершова, Михаил Николаевич Россихин, Иван Егорович Кондратьев. Интересно, были они из Боброва или кто-то был местный? В числе учителей не названа, однако,  Лидия Николаевна Часовникова (1891-1970) – дочь местного священника, первого настоятеля Вознесенской церкви села Новая Чигла Николая Михайловича Часовникова. Лидия Николаевна, работавшая в школе со дня ее открытия и преподававшая в ней русский язык и литературу, была уроженкой Новой Чиглы и тоже имела высшее образование, причем московское, но не успела получить диплома из-за разразившейся революции.

Лидия Николаевна Часовникова  (20.09.1891 – 22.04.1970)


        Как и положено было раньше  дочерям священников, Лидия окончила Воронежское епархиальное женское училище  (1908). Училась в нем с 1902-го года и завершила обучение в  1908-м году, что подтверждается аттестатом. (ЦИАМ. Ф. 361. Оп.1. Д. 554. Л.3,4). Затем у Лидии обнаружили  серьезное заболевание: туберкулез, последовало длительное лечение, реабилитационный курс в санатории. Но уже с августа 1910 года по август 1911 года Лидия «проходила должность учительницы в церковно-приходской школе села Новая Чигла при Вознесенской церкви». Это подтверждается удостоверением №466 из Бобровского уездного отделения Воронежского епархиального училищного совета от 16 июля 1913 года.  (ЦИАМ. Ф.361. Оп.1. Д.554. Л.6).
       А затем в семье решили, что Лидии следует получить высшее образование в Москве. Как раз за год до этого, в июле 1912 года, Комиссия, образованная при Ученом комитете ведомства просвещения, отнесла к разряду университетских ряд частных высших женских курсов. Среди них – историко-филологические и юридические курсы, учрежденные В. А. Полторацкой. Эти курсы давали женщинам высшее образование, приравнивавшееся к университетскому. В августе 1913-го года Лидия подала прошение о приеме на курсы и была на них зачислена. С сентября 1913 года по 1917 год Лидия Часовникова обучалась в Москве на историко-филологическом факультете Высших  женских курсов В. А. Полторацкой. К сожалению, диплом о практически законченном высшем образовании не удалось получить: в феврале 1917 года случился государственный переворот. Здание курсов на Никитской было обстреляно, и родители не решились  оставлять дочь  в Москве. Затем началась Гражданская война, и в  Новой Чигле стало не менее опасно, чем в Москве: в селе то красные, то белые. В результате исторической заварухи Лидия не смогла приехать в Москву и сдать выпускные экзамены для получения диплома.  В конце 1919 году курсы влились в состав факультета общественных наук Московского государственного университета. В 1920-е годы Лидии по ее запросу выслали из Москвы всего лишь справку о прослушанных лекциях.


       Все документы об учебе бабушки хранятся в  Центральном историческом архиве г. Москвы (ЦИАМ) в ее личном деле в фонде курсов. Среди документов, требовавшихся от слушательниц для их зачисления: свидетельство о политической благонадежности, заверенное Воронежским генерал-губернатором, письменное  разрешение и согласие на учебу от отца.
     Лидия Часовникова получила блестящее образование: достаточно посмотреть в ее зачетную книжку на имена преподавателей, чтобы убедиться в этом – многие предметы вели профессора Московского университета. Знакомясь в Центральном историческом архиве г. Москвы с личным делом бабушки, я с удивлением увидела среди преподавателей имя русского философа Ивана Александровича Ильина, читавшего осенью 1915 г. на курсах предметы  «Введение в философию» и «Логику».  Да, это тот самый И. А. Ильин, которого вместе со160 известными философами и мыслителями насильственно выслали в 1922 году на «философском пароходе» из России в Германию.
       Лекции на курсах читали и два ученика видного русского историка В. О. Ключевского:  по древней русской истории – замечательный историк М. К. Любавский, а историю южных славян читал приват-доцент Московского университета В. И. Пичета. Фактически это было университетское образование, но окончить курсы помешала революция 1917 г.
       Мне трудно представить, что пришлось пережить моему прадеду и родным за три года Гражданской войны. Прадед остался тогда в Новой Чигле с женой и двумя дочерьми. Сыновья оказались в это время со своими семьями в Крыму. Там, в Феодосии в декабре 1920 годы большевики расстреляли старшего сына Владимира, отца четверых детей. Одного внука, десятилетнего Александра взяли на воспитание и обучение к деду в Чиглу. О. Николай и  Лидия Николаевна заменили Александру родителей. В 1926 году шестнадцатилетний внук о. Николая Александр Часовников окончил  девятый класс новочигольской школы II ступени и уехал учиться в Воронеж, где поступил на бухгалтерские курсы.


           В 1924-м году у настоятеля Вознесенской церкви Николая Михайловича Часовникова  отняли церковный дом, и большая семья разделилась: матушка Неонила Никаноровна  с двумя незамужними дочерьми и внуком поселились в здании местной  школы I ступени, где работала учительницей дочь Нина. Директор школы Павел Петрович Иевлев по-человечески откликнулся на беду Часовниковых и выделил им в школе две комнатки. Но прожили там не долго, так как  Нина уже в 1925 г. вышла замуж и уехала из села. Старшая же сестра Лидия, не имевшая своего жилья, после перевода чигольской школы второй ступени в 1927 году из Чиглы в В. Тишанку, вынуждена была навсегда покинуть родное село, забрав с собой мать.  Потом жила в разных местах, где было какое-нибудь жилье, а в 1932 г. переехала в семью сестры Нины в Куйбышев (Самару). Всю жизнь Лидия Николаевна проработала учительницей русского языка и литературы.  Знаю, что ее очень ценили за профессионализм, за безупречную грамотность, но она сама  очень страдала из-за того, что у нее не было диплома о высшем образовании. За свой труд Лидия Николаевна Часовникова  была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Умерла бабушка  22 апреля 1970 года, в знаменательный для советской страны день – столетний юбилей со дня рождения В. И. Ленина.




Павел Алексеевич Черенков (1904—1990)

          Из воспоминаний дочери академика Е. П. Черенковой: «Павел родился в самом начале XX в., 28 июля 1904 г. Отец его, Алексей Егорович, был по-крестьянски умелым и ловким человеком. Вел вместе с женой домашнее хозяйство, держал дом-шестистенку, крупную и мелкую скотину, имел собственную продовольственную лавку, ездил в извоз за продуктами для своей торговли, плотничал, в период 1914-1917 гг. был мобилизован в армию и выслужил чин поручика. Семья жила небедно».


          Арестован 30 декабря 1937 года в селе Новая Чигла, осужден 9 января 1938 года. Постановлением тройки УНКВД по Воронежской области по статье 58-10 ч. 1. приговорен к ВМН – расстрелу. Расстрелян 25 января 1938 года. Реабилитирован 26 января 1994 года прокуратурой Воронежской области.
        В селе Новая Чигла прошло детство Павла: «Из-за гражданской войны учеба прошла в два этапа. После окончания церковно-приходской школы, когда в селах и городах настали годы многократных фронтовых действий и вылазок банд, годы безвластия и неразберихи (голодное время!), Павел работал чернорабочим, конторщиком. Затем доучивался в школе-гимназии, переведенной в село из Боброва. Учителя отмечали его способности, прочили большое будущее…». По записанным А. Т. Лукьяновым воспоминаниям А.Разумовской-Головой, одноклассницы Павла Алексеевича, известно, что сидел он на последней парте, ходил в косоворотке, был веселым и улыбчивым парнем, сам отлично учился и не отказывал в помощи другим, особенно по математике. Учитель математики, он же директор школы С. Г. Графский прочил ему большое будущее. Последние два года учебы в школе Павел Алексеевич совмещал с работой счетовода Новочигольского ссыпного пункта Воронежского Госмаслотреста. Семья не бедствовала, но лишних денег не было. Каждый был обязан трудиться.


        В 1924 году Павел Алексеевич Черенков закончил  чигольскую школу второй ступени, и не только получил среднее образование, но и достиг явных успехов в точных науках, поэтому был рекомендован для поступления в Воронежский  государственный университет, уехал в Воронеж и поступил на физико-техническое отделение педагогического факультета Воронежского Государственного Университета. 
        О дальнейшем пути в науке нашего земляка можно прочитать в многочисленных статьях, помещенных на страницах Интернета.


          10 ноября 1958 года в Стокгольме состоялось торжественное вручение Нобелевских премий выдающимся деятелям мировой науки и культуры. Шведский король Густав VI Адольф вручил премию Павлу Алексеевичу Черенкову, доктору наук, профессору.





        В публичном докладе МКОУ Чигольской СОШ им. П.А.Черенкова за 2015-2016 учебный год сообщается следующее: «В 2004 году школе присвоено имя ее выдающегося выпускника, ученого-физика, лауреата Нобелевской премии академика П. А. Черенкова». Но вот только причисление П. А. Черенкова к выпускникам данной школы не соответствует историческому факту: школа II ступени в Новой Чигле прекратила свое существование в 1927 году, переехав в В. Тишанку. Современная же  чигольская школа датой  своего рождения считает 1936 год, значит, не считает себя преемницей той школы II ступени. Следовательно, и  выпускник 1924 года не имеет к нынешней  школе никакого  отношения. Все-таки некорректно приписывать чужого выпускника к своим заслугам. Да и на памятной доске, что на стене современной школы, надпись гласит: «В 1924 году окончил Чигольскую школу второй ступени, академик, лауреат Нобелевской премии Черенков Павел Алексеевич».



        Еще один выпускник чигольской школы II ступени добился блестящей профессиональной карьеры. В третьем ряду на фото первый слева стоит одноклассник Павла Черенкова  Федор Калабухов. Федор принимал активное участие в работе пионерской и комсомольской организаций села Новая Чигла. Интересный эпизод с Ф. Калабуховым приводит историк И. Тарадин в книге о Новочигольской волости «Золотое дно»:  «В разговоре с одной черничкой та «на вопрос, нужно ли вступать молодежи в комсомол, убежденно отвечала, что нужно, так как они там учатся. В доказательство она называла одного комсомольца, крестьянского мальчика Федю Калабухова 14 лет, который  по часу говорит наизусть и не запинается, а мы до старости дожили, а двух слов связать не можем». После окончания школы  с 1924 по 1929 Федор Калабухов был  на комсомольской работе, в 1929 г. вступил в  ВКП(б).
          Затем Ф. Калабухов поступил в  Воронежский институт механизации сельского хозяйства, сегодня это – Воронежский государственный аграрный университет им. императора Петра I, и в 1935 г. окончил его. Далее привожу его биографию из сайта министерства.
         Начинал Ф. Калабухов как комсомольский работник. В 1936-1941 гг. – начальник автотракторной мастерской. С 1941 г. работал в Народном комиссариате автомобильного транспорта РСФСР. С 1953 г. – заместитель народного комиссара-министра автомобильного транспорта РСФСР. В 1953-1956 гг. – заместитель министра дорожного и транспортного хозяйства – автомобильного транспорта и шоссейных дорог РСФСР. В 1956-1967 гг. министр автомобильного транспорта и шоссейных дорог РСФСР. В этот период были проведены значительные работы по развитию автотранспорта общего пользования РСФСР. Перевозки грузов в республике только в период
           1959-1965 гг. возросли более чем в 1,5 раза, а грузооборот – в 1,8 раза.
          Такой рост был обусловлен большим пополнением автомобильного парка с качественными изменениями его состава. Наши заводы в эти годы приступили к выпуску новых автомобилей более совершенной конструкции: грузовых ЗИЛ-130, ГАЗ-53, Урал-375, МАЗ-500, КрАЗ-219 и др. Автомобильный парк отрасли увеличился за семь лет
в 2,8 раза.
        Это период поиска оптимальной структуры управления отраслью. С 1957 года началось формирование предприятий автотранспорта, создавались автобазы. Проводилась кампания по укрупнению автохозяйств. Структура автопарка изменилась благодаря появлению автомобилей разной грузоподъемности. Развернулось движение за работу с несколькими прицепами. Были организованы централизованные перевозки. Рос объем междугородных перевозок. В 1963 году создано Главное управление пассажирских перевозок.
        Были реконструированы ремонтные заводы и центральные авторемонтные мастерские. Возросло производство гаражного оборудования.
         Была построена Московская кольцевая автодорога. Началось формирование сети автотрасс на территории СССР.
        Значительные успехи были достигнуты в развитии пассажирских перевозок. Они возросли в 1965 г. примерно в 2 раза по сравнению с 1958 г. Количество легковых такси в республике увеличилось в 3 раза.
        Было построено несколько крупных авторемонтных предприятий каждое мощностью на 3000 капитальных ремонтов полнокомплектных автомобилей, реконструированы имевшиеся ремонтные заводы и центральные авторемонтные мастерские.         
         В 1967 году Ф. В. Калабухов вышел на пенсию. Имеет государственные награды. Ушёл из жизни 22 декабря 1969 года. Похоронен Ф. В. Калабухов, так же как и П. А. Черенков,  в Москве на Новодевичьем кладбище.

Федор Яковлевич Ляпин

          В третьем ряду стоит второй справа – Федор Ляпин. О нем информации пока имеется совсем мало:  он тоже получил высшее образование, стал впоследствии преподавателем вуза, был  доцентом в Киеве.

Василий А. Анучин

         На фотографии справа от Павла Черенкова сидит его одноклассник Василий Анучин. По данным краеведческого музея села Новая Чигла Василий Анучин впоследствии был секретарем Обкома партии в ряде областей, редактором газеты «Тихоокеанская правда».
       Наверняка на снимке есть и Петр Сергеевич Нырков, который тоже учился в этой школе вместе с Павлом Черенковым.  А вот, как сложилась судьба девушек-выпускниц этой школы, пока выяснить не удалось.
                                                                                        Наталия Мусиенко

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...