Индекс цитирования.

пятница, 24 ноября 2017 г.

Народное образование. История. (с. Новая Чигла)

НАРОДНЫЕ ЧТЕНИЯ, «ТУМАННЫЕ КАРТИНЫ» И ВОЛШЕБНЫЙ ФОНАРЬ
Исторические публикации



       Следующая публикация, точнее всего лишь один абзац в ней – это последняя часть предыдущей. Она открывает мало известную страницу очень важной деятельности православного  духовенства в селе Новая Чигла. Помимо распространения грамотности среди крестьянских детей, чигольские священники занимались также внешкольным религиозно-нравственным просвещением взрослого сельского населения. С этой целью священниками проводились церковные  «народные чтения» – своеобразные лекции и беседы о вопросах христианской веры и о событиях библейской и церковной истории. На таких чтениях  для большей наглядности показывались «картинки», называвшиеся в то время «световыми (туманными) картинами» и являвшиеся иллюстрацией к тексту, читаемому вслух  священником. А демонстрация картин осуществлялась с помощью  так называемого «волшебного фонаря» – аппарата для проекции изображений.

         Мероприятия эти служили хорошим средством для отвлечения неграмотных крестьян от единственного места культурного досуга – трактира и, таким образом, имели цель  отвлекать широкие слои сельского населения от пьянства.  Учреждения, устраивавшие в России народные чтения, были очень разнообразны. Вслед за светскими  организациями в конце XIX - начале XX вв. к такой форме пастырского общения  стала обращаться и Русская Православная церковь. Содействие открытию и проведению публичных народных внебогослужебных собеседований пастырей с прихожанами являлось задачей церковных братств, а разрешение чтений в приходах зависело от епархиальных архиереев.
         В  Новой Чигле, Александровке и Никольском, например, помимо открытия церковно-приходских школ, организация народных чтений стала одним из основных направлений деятельности Кирилло-Мефодиевского Братства. Членами этой церковно-общественной организации были землевладельцы нашей волости и  приходские священники.  Председателями  Ново-Чигольского волостного Совета Кирилло-Мефодиевского Участкового Братства  были:  до 1896 года Николай Николаевич Колесников, затем чигольские землевладельцы Иасаф Демидович Шевлягин и  Варлаам Александрович Резцов. В Новой Чигле народные чтения проводил выпускник Воронежской духовной семинарии молодой священник Покровской церкви о. Владимир Левашов, занявший в 1895 году место своего тестя о. Павла Иларионова.
       Обычно народные чтения устраивались  каждый учебный год, в установленные дни, главным образом в воскресные, в период  после окончания полевых работ в  октябре и  до начала посевных работ в апреле. Народ для чтений собирали в зданиях церковно-приходских школ. Ново-Чигольский волостной Совет  братства мог только частично  финансировать  проведение чтений, не обходилось поэтому  без частных пожертвований.

Отчет Ново-Чигольского волостного Совета Кирилло-Мефодиевского Участкового Братства при Казанской церкви села Хренового с 1 марта 1896 г. по 1 марта 1897 г. (Продолжение)

      …Кроме открытия Покровской женской церковно-приходской школы, Ново-Чигольский волостной Совет в отчетном году озабочен был открытием народных чтений с фонарем во всех трех селах Ново-Чигольской волости в районе действий волостного совета.*  В с. Никольском волшебный фонарь с картинками приобретен землевладельцем А. А. Резцовым, попечителем Александровской земской школы, также на свои средства лишь с небольшой помощью от Братства и, наконец, для с. Новой Чиглы фонарь приобретен членом Совета  священником о. Владимиром Левашовым, который лично принял на себя труд объехать господ землевладельцев волости и вообще приступить к сбору пожертвований, затратив и свои средства и затем лично же открыл чтения с фонарем, привлекающие массу слушателей. Волостной Совет на это благое дело по недостаточности средств  от себя не мог ассигновать что-либо, а потому обратился за помощью к Общему Собранию Братства, которое и ассигновало 50 руб. единовременно; деньги Советом на сказанный предмет и были переданы священнику о. Владимиру Левашову.
       Наконец, Ново-Чигольский волостной Совет озабочен был появлением дифтерита во всех трех селах района действий Совета и опять по незначительности средств не мог оказать со своей стороны какой-либо ощутительной помощи. Но тут помогло Общее Собрание Братства, которое командировало в Ново-Чигольскую волость особого фельдшера Г. Говорова, благодаря неусыпной деятельности которого удалось во всех селах волости прекратить дифтерит. Почему Ново-Чигольский волостной Совет и выражает Общему собранию Братства свою глубочайшую признательность.
      За отчетный период времени по Ново-Чигольскому волостному Совету было:
В приходе.
Остаток от прошлого отчетного года – 141 р. 75 к.
От Воронежского епархиального училищного Совета на достройку здания для Покровской женской церковно-приходской школы – 200 р.
От господ  Резцовых на тот же предмет – 50 р.
От Г. А. Поймонова тоже – 15 р.
Членских взносов и прочих пожертвований – 21 р. 90 к.
На певчих Покровской церкви с. Новой Чиглы – 25 р.
На образ св. Феодосия – 10 р.
По сборным книжкам – 54 р. 17 к.
От участкового Братства: на волшебный фонарь в с. Новой Чигле 50 р., на то же в с. Александровском 25 р., на волостную библиотеку 20 р. и на Покровскую мужскую школу грамоты в с. Новой Чигле 15 р. – 110р.
Итого – 628 р. 36 к.
В расходе.
Достройка здания для Покровской женской школы в с. Новой Чигле – 386 р. 17 к.
На нужды той же школы – 18 р. 47 к.
На нужды Покровской мужской школы грамоты – 15 р.
На волшебный фонарь в селе Новой Чигле – 50 р.
То же в с. Александровском – 25 р.
Певчим Покровской церкви в селе Новой Чигле – 25 р.
Бедному Малахову в с. Новой Чигле – 6 р.
Итого – 525 р. 64 к.
 К 1-му марта 1897 г. в остатке 102 р. 72 к.
Председатель  В. Резцов. За делопроизводителя С. Дикарев.

Воронежские епархиальные ведомости. 1897. №18 неоф. 15 сентября. Приложение. С. 9-12.



Комментарии.
        *Так называемые «теневые картины для волшебного фонаря» показывались в темном помещении. Экраном обычно служила натянутая белая простыня.
        Настоящей находкой для лекторов народных чтений стал  «волшебный фонарь», который создавал на стенах «туманные картины». Волшебный фонарь – это прообраз диапроектора. В фонарь с линзой вставлялись сменные стеклянные пластины с нанесенными на них картинками, а позже – фотопленка, изображение проецировалось на стену через линзу, свет давала маленькая свеча или горелка. Крохотная горелка ставилась в корпус фонаря, дым от нее отводился через специальную трубу. «Туманные картины» были предшественниками «живых картин» – кино.
        Однако дороговизна проекционных аппаратов была главным препятствием распространения фонарей в сфере народного просвещения. «Волшебный фонарь» стоил не менее 50 рублей – деньги, по тем временам, немалые. И уж совсем разориться можно было на картинках для прибора. Они изготавливались вручную, методом раскраски стеклянных пластин и стоили 2-3 рубля за штуку. Старые картинки, бывшие несколько лет в употреблении, можно было купить по 1 рублю. В общем, почти для всех земств «волшебный фонарь» был непозволительной роскошью.
         Вот что  писали газеты того времени: «В последнее время все чаще и чаще ставится вопрос о внешкольном образовании народа, причем народным чтениям с туманными картинами отводится первое место. И это понятно: народная библиотека — читальня, как бы она хорошо ни была поставлена, будет иметь в деревне слишком ограниченное влияние, потому что печатное слово доступно только грамотной части населения. Грамотных же у нас очень мало. Между тем живая речь, с которой обращается священник или учитель к собравшемуся в школе народу, понятна и доступна каждому: грамотному и неграмотному, убеленному сединами старику и малому дитяти, особенно, когда это живое слово сопровождают картины, демонстрирующие рассказ лектора».

 Публикация и комментарии Наталии Мусиенко.




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...