Индекс цитирования.

понедельник, 14 мая 2018 г.

Страницы истории (с. Новая Чигла)

Чигольский детектив 1908 года

Из материалов дела об ограблении землевладелицы А. И. Бурихиной.

С. А. Виноградов. Купчиха за самоваром.
Государственная Третьяковская галерея. 1936 год 


                               Его Превосходительство Воронежскому Губернатору. 
                                                          Бобровского уездного Исправника Рапорт.

       30 октября, между 5 и 6 часами утра, землевладелица Александра Ивановна Бурихина*, проживающая в своем имении, что близ Новой Чиглы, сидела в столовой, пила кофе, когда услышала, что кто-то вошел в сени. На вопрос ее: «Кто там?» - получила ответ «Свои». Так как голос ей показался знакомым, к ней с раннего утра являются то приказчики, то рабочие, она, не переменяя позы, продолжала пить кофе и совершенно не слышала, как сзади подошли к ней 4 неизвестных, имевших на лицах обыкновенные маскарадные маски, обшитые снизу кружевами. Все они были одеты в хорошие теплые длинные пальто, на головах одинаковые невысокие барашковые шапки, трое из них в галошах, а один в желтых трековых ботах.
        Один из четырех, с браунингом, наставленным ей в грудь, сказал: «Александра Ивановна, ни слова, ни с места, где деньги и вещи. Она сказала, что денег у нее нет, на что один сказал: «Неправда, ты получила деньги за пастьбу коров». Тогда она сказала: «Ключи у меня в кармане». Один из четырех полез к ней в карман и вынул ключи, которых было 2 на одном колечке-ключи от стоявших в ее спальне: комода, где она хранила деньги и от сундука, где она хранила вещи. Державший револьвер у груди, остался с ней, а остальные трое отправились из столовой, через коридор, в ее спальню, открыли верхний ящик комода, в котором стояла шкатулка с деньгами, выбрали из шкатулки 2375 рублей бумажками и золотом, и на несколько рублей серебра. В это время из спальни кто-то спросил: «Где вещи?». Она ответила, что все вещи ею отвезены в Воронеж и хранятся в Северном банке. Вслед за этим грабители ушли, пробыв в доме не более 10-15 минут.
      Услышав, что они все ушли, спустились с крыльца, Бурихина бросилась из дома в находящуюся через сени кухню и подняла тревогу. Примет грабителей, кроме описанных костюмов и того, что они были роста среднего и выше среднего, она никаких не дает. Никто из находящихся в имении служащих, как равно, никто из живущих с нею в доме, грабителей совершенно не видели. По объяснению Бурихиной, все свершилось, как выше описано и в дополнение рассказывает, что она встала в 4 часа утра, как обыкновенно встает, подняла прислугу и приказала подавать ей кофе и самовар.
      Вслед за этим она отправила одного из приказчиков Кузнецова, который, за выездом ее сына, спит с другим приказчиком в ее доме в качестве караульных, в Тишанку по делам имения, где она дала ему поручение и таким образом в доме оставалась ее мачеха, старуха лет 80-85 и няня с 2-х летним ребенком уехавшего сына с женой. В кухне были кухарка, а затем где-то в кухне, или уже на работе, кучер и дворовый человек. Самый ход грабежа указывает на несомненное участие в нем лица, хорошо знакомого с домом и знающего наверняка, где хранятся и деньги, и вещи. Время грабежа устанавливает знакомство с образом жизни владелицы и тем, что в это время ни одного мужчины не было в доме.
        На вопрос к Бурихиной, не подозревает ли она кого-либо из служащих, она указала на приказчика Кузнецова, который, хотя и служит у нее около 20 лет, но последнее время она стала замечать за ним какое-то особое настроение, показывающее, службу свою он хочет, как бы оставить и начала ловить его в кражах, чего никогда не было, и в нетрезвом поведении. Рассказывает также Бурихина, что Кузнецов так скоро вернулся из Тишанки, что она решительно сомневается, чтобы он туда доехал, также Кузнецов сообщил ей, что приехавший в лес за углем крестьянин Александровского поселения говорил ему, что встретил на пути каких-то 4-х, ехавших очень быстро на паре лошадей и имевших направление, якобы, на Таловую.
      Вместе с тем, она рассказала, что числа 6-7 октября она получила от крестьян 300 рублей, о которых был хорошо осведомлен и Кузнецов. В этот же день часов около 10-11 легла спать, положив, по обыкновению, Кузнецова с другим приказчиком в доме. Она еще не заснула, но огонь потушила, и оставался довольно яркий свет лампады у образа, как увидела, что потихоньку кто-то дверь в спальню отворяет как будто маленькими толчками. Сначала Бурихина подумала, что это кошка, но когда дверь отворилась уже наполовину, она выхватила из-под подушки браунинг, навела его на дверь и крикнула: «Кто там? Если не свой, сейчас же буду стрелять». По этому крику дверь моментально затворилась, и она услышала, как кто-то босой прошёл по коридору. Бурихина сейчас же оделась, вышла с револьвером и свечой из спальни и стала обходить дом, при чем двери все оказались заперты изнутри. Приказчика, спавшего в коридоре, она застала спящим фактически и его разбудила, а Кузнецов, спавший в зале, предупредительно встретил ее вопросом: «Что случилось?». Тогда она  не предала этому случаю никакого значения, а теперь склонна думать, что Кузнецов имел еще тогда поползновение на ее деньги.
      Кроме Кузнецова она подозревает участие в грабеже, в качестве пособников, свою кухарку и ее мужа. Это предположение Бурихина строит в том, что 31 октября она заявила о непременном расчете, так как якобы, требует ее свекровь, а между прочим Бурихиной известно, что свекровь этого не сделает, так как находится в давнишней ссоре с сыном и его женой. На остальных же служащих Бурихина подозрений не заявляет и отзывается о них с большой похвалой и относится к ним с полным доверием. Затем подозрение ее распространяются на Ново-Чигольских крестьян, фамилии коих не называет. Письменное заявление о подозрение сказанных лиц Бурихина дать отказалась, опасаясь нанести ошибку.
       В направлении этого заявления Бурихиной и ведется в настоящее время дознание, а между прочим, принимая в соображение: 1) что никто не только не видел, а даже и не слышал, как вошли и вышли грабители 2) что собака, имеющаяся у них в комнате и бросающаяся на всякого постороннего входящего, оказалась спавшей в прихожей с переднево хода, куда каким-то образом двери оказались притворенными и не подала ни звука во время нахождения в доме грабителей и 3) что Бурихина обязана на днях заплатить, по ее собственному заявлению, Ивану Михайловичу Пришвицину и Гаврилу Васильевичу Петрову что то более 10 000 рублей, а денег у нее нет, хотя она и продала имение крестьянам, но те не собрали еще денег – возможно предположить, что Бурихина симулировала грабеж в надежде получения отсрочки по поступающим платежам.

Ноября 1 дня 1908 г. № 4524. Исправник подпись.

Источник: ГАВО. Ф. И-1. Воронежское губернское жандармское управление. Оп.1. Д.1001. Материалы о нападении крестьян Бобровского уезда на поместья землевладельцев.

* Землевладелица Александра Ивановна Бурихина владела в Новой Чигле 641 дес. земли и поташным заводом. //Вся Россия 1902.  Адресные и справочные сведения, извлеченные из объявлений сельско-хозяйственных журналов за 1901-1902гг. Адреса землевладельцев». С. 20.

В итоге, в ходе дознания было установлено, что подозреваемые в ограблении имели неопровержимые алиби. И предположения исправника об отсутствии факта ограбления подтвердятся.



Публикацию подготовила Н. С. Мусиенко.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...