Индекс цитирования.

вторник, 6 ноября 2018 г.

Церковь Вознесения Господня (с. Новая Чигла)

В ней «…никто не имел нужды»
Из истории церкви Вознесения Господня села Новая Чигла Таловского района

Вознесенская церковь. Вид со стороны реки Чиглы
       Предлагаем новый материал в копилку церковной истории Таловского района. Исследование села невозможно без знания истории местной церкви, вокруг которой кипела духовная жизнь прихожан. К сожалению, историям сельских храмов в Таловском краеведении уделено незаслуженно мало внимания. Плохо освоена  архивная источниковая база – в лучшем случае документально подтверждаются лишь даты постройки храмов, а приходская жизнь осталась вне интересов краеведов. Забыты имена многих священнослужителей, их скромная  жизнь и беззаветное служение не описаны местными историками.  А какая история российского села без православной церкви? Ведь именно церковь в течение  столетий была не только духовным, но и общественным, образовательным и просветительским центром, особенно в провинции.
     Даже фрагментарная сохранность фондов Воронежского областного архива позволяет получить дополнительные неизвестные сведения о деятельности церквей и пастырей и, таким образом, расширить наши представления о жизни российской глубинки в прошлом. Ценным источником в данном вопросе являются также доступные в электронном виде печатные материалы «Воронежских епархиальных ведомостей». 
     Сейчас церкви нашего Таловского района относятся к Новохоперскому благочинию Борисоглебской епархии Воронежской митрополии. А в дореволюционный период часть церквей относилась к Бобровскому уезду, а часть – к Новохоперскому.
     Начинаем наш цикл с рассказа о Вознесенской церкви  села Новая Чигла.  Приход этой церкви относился до революции к пятому благочинию Бобровского уезда Воронежской епархии. В благочинии в разные годы было до пятнадцати церквей. В период с 1910 по 1917 год благочинным пятого округа был священник Вознесенской церкви Николай Михайлович Часовников. 
      К сожалению, свидетельств о приходской жизни Вознесенской церкви в ее начальный период осталось очень мало. История не оставила нам церковно-приходской летописи, вообще неизвестно, велись ли такие записи в Вознесенской церкви. О послереволюционном времени документальные источники тоже практически не сохранились, но события прихода стало возможным хоть в какой-то мере реконструировать благодаря сохраненному семейному архиву священников Часовниковых. 
      Церковь Вознесения Господня является объектом культурного наследия Воронежской области: постановлением администрации Воронежской области от 18. 04. 1994 г. №510  (ред. от 24. 11. 2006 г.) она отнесена к памятникам истории и архитектуры и взята на государственную охрану (№2169).


     
        В 1882 году, по весне, в селе Новая Чигла Бобровского уезда Воронежской губернии завершилось возведение деревянной церкви Вознесения Господня. Эта дата, 1882 год, опубликована в нескольких дореволюционных епархиальных справочниках, а также подтверждается документально в архивных источниках – в страховой описи 1910 года, хранящейся в Российском государственном историческом архиве в фонде Хозяйственного комитета при Священном Правительствующем Синоде и в клировой ведомости Вознесенской церкви 1911 года, сохранившейся в Государственном архиве Воронежской области [1].
       Это была вторая церковь в Новой Чигле. По масштабу и по архитектурному облику новая окраинная церковь была, конечно, не чета уже имевшемуся Покровскому храму, построенному в начале XIX века в традициях архитектурного классицизма с элементами барокко и возвышавшемуся над селом в его центральной административной части на правом берегу реки Чиглы [2].  Две церкви совершенно не походили друг на друга и по размерам: каменная Покровская длиной 32 сажени 2 аршина и деревянная Вознесенская – длиной 15 саженей 1 аршин [3]. Они не заслоняли друг друга, а по-своему украшали доставшиеся им части села. Величественная Покровская скорее походила на городской уездный храм, а Вознесенская была скромная домашняя, сельская. 
       Однако и новая церковь была по-своему хороша. Небольшая, легкая, почти без всякого внешнего декора, напоминала церковь корабль, когда вся композиция выстроена в одну линию: алтарь, основной объем, трапезная и колокольня. Над этим объемом вертикалями возвышались глава храма и колокольня,  увенчанные оригинальными  главками – луковичными, вытянутыми вверх, с изящными коваными крестами. Для возведения новой церкви заказчик и строители храма выбрали чудесное место на левом берегу  речки Чиглы. Это была самая живописная часть села, называвшаяся Починками и славившаяся  фруктовыми садами. 
       В клировых ведомостях отмечено, что в собственность церкви было выделено 36 десятин 2900 квадратных саженей земли в «бесспорное владение» причта. Сюда входила 1 десятина 1650 кв. саженей «усадебной земли с погостом церковным» и пахотная в пяти верстах от церкви – плохонькая земля, неплодородная – 35 десятин 1250 кв. саженей. Но и такая земелька станет поддержкой для прихода: чтобы иметь хоть какой-то доход, как отмечено в клировой ведомости 1911 года, «вся церковная земля членами причта сдавалась в аренду за  120 рублей в год» [4]. 
       Но выбор места для новой церкви был связан не только с представлениями о красоте, но и еще с одним обстоятельством –  располагалась Вознесенская церковь недалеко от чигольского имения бобровского купца Федора Евдокимовича Хихина, пожертвовавшего на богоугодное дело личные средства и давшего  лес из своих владений на  строительство в селе церкви. 
      Как гласит народное предание, приехал Федор Евдокимович в Новую Чиглу в 1860-е годы из Тамбовских краев вместе со своим большим семейством. Это было пореформенное время в России, когда после отмены крепостного права  многие прежние землевладельцы распродавали свои земли.
       Похоже, что Ф. Е. Хихин приобрел в Новой Чигле  самую большую часть земель на левом берегу речки Чиглы. В хозяйственной жизни села Ф. Е. Хихин заметно выделялся среди новых хозяев предприимчивостью и трудолюбием. Прикупив местные салотопенный и кирпичный заводы у прежних владельцев, Ф. Е. Хихин энергично взялся за освоение нового места и вскоре стал хозяином нескольких новых для села заводов. Во-первых, занялся винокурением, т. е.  изготовлением водочного спирта, успешно сбывал спиртовую продукцию не только в своем селе в двух собственных винных лавках, но и в  Воронеже, Харькове, Ростове, Новочеркасске, Москве, Таганроге. Имея в собственности большие лесные массивы в Хреновском бору, Ф. Е. Хихин открыл производство поташа,  который вырабатывался из золы деревьев, на дегтярном заводе занялся выгонкой дегтя. Для маслобойного завода, работавшего сначала на конной тяге, Хихины закупили со временем  новое, уже  паровое, оборудование. Занимались Хихины и торговлей скотом.  В «Сведениях о фабриках и заводах в Воронежской губернии за 1885 год» сообщалось, что в селе одновременно действовали пять заводов: маслобойный, кирпичный, поташный, винокуренный  и салотопенный [5].
        Но остался Ф. Е. Хихин в истории Новой Чиглы и в памяти людей не столько как успешный купец-промышленник, а как «храмоздатель». Почему он решился на этот шаг – принять на себя труд построения храма –   мы никогда не узнаем. Возможно, хотелось Федору Евдокимовичу, обустроив свою усадьбу, наладив многопрофильное  производство, возвести вблизи имения еще и свою домашнюю церковь, как источник благодати. Ведь  в молитве на освящение храма  говорится, что тем, кто построил храм, прощаются грехи. Понимал, видно, Федор Евдокимович, что через созидание Божьего храма душа человеческая обратится ко спасению. Трудно сказать, как и кем было выбрано название новой церкви – церковь Вознесения Господня. Не найдены в архивах и разрешительные документы на ее строительство.
       Точно известно, что проектировал Вознесенский храм инженер-архитектор Дмитрий Валерианович Знобишин, выпускник Института гражданских инженеров в Санкт-Петербурге. Он переехал в Воронеж и в период с апреля 1880 года по март 1884 года трудился младшим архитектором строительного отделения Воронежского губернского правления. Вознесенская церковь приводится самим автором  проекта в  списке построенных им сооружений в Воронежской губернии. Этот список опубликован в 1893 году в «Юбилейном сборнике сведений о деятельности бывших воспитанников Института гражданских инженеров 1842-1892гг.» [6]. 
        К сожалению, проектные чертежи церкви в областном и федеральных архивах не обнаружены. Специалисты отмечают, что  характерные для многих культовых построек архитектора Д. В. Знобишина элементы классицизма, присущи также и лаконичной объемной композиции и декору Вознесенской церкви [7]. Помимо основного престола, в Вознесенском храме был устроен еще один придел, освященный в честь Покрова Пресвятой Богородицы. По не подтвержденным архивными источниками сведениям, строилась церковь три года: с 1879 по 1882. Известно это из рассказов местного краеведа А. Т. Лукьянова и из материалов Новочигольского краеведческого музея. Однако   строительство церкви не могло начаться раньше разработки проекта архитектором, т. е. до приезда Д. В. Знобишина  в Воронеж, а это произошло в апреле 1880 года. Значит, скорее всего, строительные работы по возведению Вознесенской церкви продолжалось не более двух лет с 1880 по 1882 год.

Чертеж плана Вознесенской церкви в селе Новая Чигла

       История не оставила нам свидетельств о внутреннем убранстве Вознесенского храма и о его живописном оформлении, неизвестны и имена мастеров, выполнивших росписи стен и иконостаса.  Мы также не знаем, в какой цвет были окрашены внешние стены церкви: в голубой, в зеленый? Были ли купола и кресты позолоченными?      
      Сохранилось одно единственное указание на применение художниками, трудившимися над живописным оформлением Вознесенской церкви, интересной техники настенной росписи. Узнаем об этом из  скупого замечания в страховой описи 1910 года, где говорится, что  церковь была  «…внутри оштукатурена и расписана живописными изображениями и  афрельными украшениями» [8]. Имеется в виду альфрейная живопись – это настенная роспись,  имитирующая лепнину, барельефы с фигурами, породы камней  и различные архитектурные элементы, позволяющие создавать объёмно-пространственные архитектурные композиции на стенах и потолках и  трёхмерные иллюзии на плоскости.  Такое использование  декоративных средств позволяло  раздвигать пространство деревянного храма, делало  его похожим на каменный и, создавая другую реальность, еще более поражало воображение простых смертных. Насколько высокохудожественными были росписи Вознесенской церкви  – свидетельств нет.
      2 апреля 1882 года  в Новую Чиглу к Вознесенской церкви был назначен молодой священник о. Николай Михайлович Часовников, ставший первым настоятелем нового храма [9]. Ко времени приезда  на новое место о. Николаю едва исполнилось 28 лет, он всего лишь два года был в сане и столько же лет в супружестве.  Приехал о. Николай вместе с супругой Неонилой Никаноровной, внучкой Бобровского протоиерея Андрея Пахомовича Хреновского.  Новый батюшка  был переведен в  Чиглу из села Нижние Борки Нижнедевицкого уезда, и прожил всю оставшуюся жизнь в этом селе, прослужив в Вознесенской церкви сорок лет – с 1882 по 1922 гг., здесь родились и крестились его дети, а потом и внуки. Разместили молодую семью в селе в подцерковном доме,  выстроенном специально для батюшки «тщанием прихожан». Находился дом «с западной стороны от церкви на расстоянии  в 50 сажень».  
        Видимо, на праздник Вознесения Господня состоялось освящение нового храма. В 1882 году этот праздник отмечался 6 мая по старому стилю. В церковном календаре нет фиксированной даты празднования Вознесения Господня. Большой светлый праздник Вознесения Господня,  один из важнейших церковных праздников – это переходящий христианский праздник, последний весенний праздник православного календаря, отмечающийся на сороковой день после Пасхи и приходящийся всегда на четверг.  Название праздника отражает суть события – вознесение на небо Иисуса Христа и завершение Его земного служения. Празднику Вознесения Господня в православном мире уделяется особенное значение, потому что он дает всем христианам надежду на вечную жизнь.
     Уже в 1884 году в «Воронежских епархиальных ведомостях» в большой статье о селе Новая Чигла появилось и первое сообщение о Вознесенской церкви [10]. Правда, новой церкви автор уделил не так много места, однако же  дал немаловажную историческую информацию: «…В 1882 году Бобровский купец Федор Евдокимович Хихин своими собственными средствами построил к северу от старой Покровской  церкви в 1,5 версты деревянную церковь во имя Вознесения Господня, к которой по распоряжению епархиального начальства отделена была ¼ населения. Церковь эта самостоятельная. При ней состоят: священник Николай Михайлович Часовников и исполняющий должность псаломщика Николай Евф. Пятницкий». По приводимым в статье данным общая численность населения Новой Чиглы составляла по исповедным ведомостям 1883 года 10597 человек обоего пола, так  что прихожанами новой церкви стали   чуть более 2,5 тыс. жителей села.  На это количество населения полагался тогда двусоставный причт: священник и псаломщик.  
        Из этой же статьи узнаем о непростых обстоятельствах, предшествовавших открытию церкви. Дело в том, что  благое дело Ф. Е. Хихина вначале не нашло понимания у сельчан.  Напротив, новый храм оказался нежеланным в своем приходе. Чигольцы любили свой старый Покровский храм, который продолжал функционировать. Ведь в нем  они все «крестились и венчались, из  него сопровождались на вечный покой их деды и отцы». Поэтому открытие в селе еще одной церкви и отделение к ней по распоряжению епархиального начальства части прихожан чуть не привело к бунту, так как в новой церкви «…никто не имел нужды». Удивительно редкая ситуация: люди противились постройке и открытию нового храма в селе. Храм открывался не по просьбе прихожан, а вопреки их воле, тщанием одного человека.
        Можно только предполагать, как не просто далось  о. Николаю и его помощнику Николаю Евфимовичу Пятницкому (ок. 1857-?), старшему брату будущего знаменитого фольклориста Митрофана Ефимовича Пятницкого, начало  служения в Новой Чигле.  Тяжелым и упорным трудом приходилось  батюшке Николаю завоевывать доверие крестьян, преодолевать непонимание прихожан по разным вопросам приходской жизни.
       Выстроив церковь, Ф. Е. Хихин стал в ней ктитором, продолжал помогать финансово, ведь приход был не богатый – крестьянский. Но уже в январе 1885 года прихожане Вознесенского храма оплакивали своего храмоздателя. Еще на Новый год он присутствовал на церковной  службе, потом поехал в Москву, там заболел, был перевезен больным в Воронеж и там же умер. «Воронежские епархиальные ведомости» опубликовали тогда сообщение о смерти и большую прощальную речь настоятеля Вознесенской церкви о. Николая Часовникова [11].  Это тот редкий случай, когда памятной публикации в церковном издании был удостоен не священнослужитель, а мирянин. Вот что писала тогда епархиальная газета: «В январе 1885 г. в Воронеже скончался Бобровский купец Феодор Евд. Хихин. Над усопшим было отправлено погребение причтом кафедрального Воронежского собора. А затем его тело было перевезено в Новую Чиглу, где он на свои средства построил храм в честь Вознесения. 15 января в Вознесенской церкви была совершена заупокойная литургия, а после нее отправлена по почившем панихида, причем священником Часовниковым было произнесено следующее  слово:
    …Мы собрались, чтобы отдать последний долг человеку, который так долго жил и действовал среди нас, занимал самое видное положение в нашем обществе, отличался замечательно редкой неусыпной деятельностью и трудолюбием, житейским опытом и мудростью и, наконец, украсил себя достолюбезным именем храмоздателя…». В некрологе отмечено, что Ф. Е. Хихин погребен был в селе Новая Чигла. Неизвестно, где похоронили Федора Евдокимовича, возможно, в церковной ограде, а может и на кладбище, расположенном недалеко от Вознесенской церкви  и прозванном позже в народе «хихинским». Предположительно, это самое молодое кладбище в селе, устроенное в приходе новой церкви.
      После кончины Федора Евдокимовича все предпринимательские дела отца приняли его сыновья, среди которых в документах чаще встречается имя Василия Федоровича. Трудно сказать, насколько сыновья продолжали поддерживать осиротевшую церковь, и в чем выражалось их участие в жизни прихода – пока таких фактов не найдено. Известно только из опубликованных в «Воронежских епархиальных ведомостях» списков на уплату  взносов членов Воронежского Епархиального комитета Православного миссионерского общества, что Василий Федорович Хихин  также, впрочем, как и священник Н. М. Часовников, многие годы исправно платил взносы, являясь  действительным членом этого общества [12].
        Жизнь в новом приходе продолжалась: нужно было объединить людей, поэтому пастырские будни были наполнены каждодневным трудом, в котором не предполагалось никаких отпусков. Перед настоятелями сельской приходской церкви  помимо прямых  обязанностей – духовного окормления прихода, – стояло немало других административных обязанностей, тесно связанных с их основной деятельностью: каждому духовному лицу необходимо было вести метрические книги, в которых отражались события гражданского состояния (рождение, брак, смерть), составлять отчеты о родившихся, вступивших в брак и умерших. Помимо этого,  составлялись списки пропустивших исповедь и причастие. 
       Церковь до 1917 года не была отделена от государства, поэтому на священнике лежали еще и государственные обязанности: с амвона зачитывались государственные указы и постановления неграмотному крестьянскому населению. Кроме этого, на духовенство  возлагались и другие обязанности: обучение грамоте в церковноприходских школах, преподавание Закона Божьего школьникам, проповедническая и просветительская деятельность среди взрослого населения. Выполнение этих сложных и разнообразных обязанностей требовало обширных знаний и, безусловно, подвижничества. Ведь государство не обеспечивало священнослужителей каким-либо содержанием и жильем. Доходы давало только выполнение треб, небольшие средства получали от  аренды церковной земли, от кружечных доходов. Источниками содержания членов причта Вознесенской церкви являлись и ежегодные «пятнадцатирублевые проценты с  3-х облигаций 2-го внутреннего 5%  займа 1905 года по сто рублей, пожертвованные  в пользу причта на вечное поминовение» [13].
        Многолетней проблемой о. Николая стала забота об открытии при Вознесенской церкви собственной церковно-приходской школы для крестьянских детей в  Починках. Добивался он этого целых десять лет,  во многом благодаря его усилиям, в 1892 году удалось, наконец, найти средства на церковно-приходскую школу при Вознесенской церкви, в которой учиться могли совместно мальчики и девочки [14].  С самого открытия школы заведующим и  законоучителем в ней стал о. Николай, а учителем –  штатный дьякон Николай Пятницкий [15]. Вот эту школу, «хихинскую», как стали называть ее в селе, и посещал в 1914-1917  годах крестьянский мальчик Павел Черенков – в далеком будущем ставший академиком, лауреатом Нобелевской премии в области  физики. По воспоминаниям дочери академика Е. П. Черенковой «…дорога к  вершинам науки началась для будущего физика в церковно-приходской школе, которую люди прозвали хихинской по церкви, построенной на деньги местного купца Хихина» [16].
       С первых лет существования работа новочигольской школы по просвещению сельских детей  считалась епархиальным начальством весьма успешной.  Уже на следующий 1893/94 учебный год в отчете Воронежского Епархиального Училищного Совета о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты Воронежской Епархии вслед за общей похвалой  учителям назван  персонально  о. Часовников: «…особенным усердием и ревностью к своим обязанностям в отчетном году заявили себя, как и прежде, следующие законоучители: … Ново-Чигольской школы – священник Николай Часовников» [17]. Кроме того, Ново-Чигольская школа отмечалась среди лучших школ в уезде «по количеству выпущенных учеников и достоинству отметок на окончательных годичных испытаниях» [18]. В этом отчете приводится также и число обучающихся детей в школах: в новочигольской – 59 мальчиков и всего одна девочка! [19]. 
       В 1909 году  дьякон Вознесенской церковно-приходской школы Семен Любарский  был отмечен  в списке учителей и учительниц, «…с особым усердием и успехами преподававших в церковных школах» [20]. С августа 1910-го по август 1911-го года  в должности учительницы церковно-приходской школы при Вознесенской церкви села Новая Чигла  служила дочь священника Н. М. Часовникова Лидия Часовникова, окончившая в 1908-м году Воронежское епархиальное женское училище  [21].      
       А в 1905 году в Новой Чигле открыли еще одну светскую школу (в селе уже были две земские школы)  –  Министерства просвещения [22]. Для села это была школа повышенного типа. Она называлась двухклассная, обучение в ней продолжалось пять лет. Возможно, эта школа располагалась в Починках, ведь преподавать в ней закон Божий поручили о. Николаю Часовникову. Так что на плечах батюшки оказались два учебных заведения. Последние документальные свидетельства о чигольских школах отмечены в отчете за 1 января 1918 года [23]. Тогда в церковно-приходской школе при Вознесенской церкви трудились два учителя, а в министерской – четыре.
        В те времена священнослужители не только занимались обучением крестьянских детей, но и заботились о содержании самих школьных зданий.   Как отмечалось в 1910 году в «страховых оценках» Вознесенской церкви, построена школа была  в 1885 году, и «здание очень ветхое» [24]. В 1911 году в клировых ведомостях уже отмечено просто катастрофическое состояние школы: «школьное здание пришло в такую ветхость, что совершенно не годится для проведения в нем занятий школьников. Занятия ведутся в свободном диаконском доме. Неотложная нужда в постройке нового школьного здания» [25]. Обучалось в школе  тогда 36 мальчиков и 8 девочек. 
      Николай Михайлович хлопотал о постройке нового здания и добился этого в 1912 году. В  отчете о состоянии церковно-приходских школ Воронежской епархии за 1911/12 учебный год отмечено, что «постройка школьных зданий, расширение и ремонт их во многих местах производились главным образом благодаря выдающемуся усердию о.о. заведующих школами. Таковы: священник с. Новой Чиглы о. Николай Часовников» [26]. Там же выражалась благодарность крестьянину Петру Анистратову, на личные средства которого построили новое школьное здание. Интересно, что Новая Чигла положительно отмечалась  еще и тем, что в ее  школе преподавался редкий для сельских школ предмет –  военная гимнастика. 
        С годами изменился двусоставный штат Вознесенской церкви: с 1890 года в штате церкви появилась новая должность – дьякон. Первым новую должность занял  псаломщик Николай Пятницкий, прослуживший в селе до 1896 года.  После его перевода в 1896 году в село Большая Усмань, дьяконами вплоть до 1917 года служили разные священнослужители: Константин Селиванов, Василий Патрицкий, Александр Герасимов, Георгий Поярков, Митрофан Тихомиров, Симеон Любарский, Павел Ефремов, Борис Алексеевич Козловский [27]. Бывало место дьякона и призорным, т. е. свободным, вакантным. Эти же дьяконы учительствовали в церковно-приходской школе.       
       Псаломщиков в Новой Чигле было не так много, как дьяконов, и сроки их службы в селе были более длительными: ими  служили Петр (Иванович) Дикарев, Александр Ключанский, прослуживший шестнадцать лет в Новой Чигле, Алексей Николаевич Прозоровский, девять лет отдавший службе в Вознесенской церкви [28].
       По сведениям из клировой ведомости 1911 года известно, что в штат Вознесенской церкви помимо священника, диакона и  псаломщика входила еще и просфорня, которой полагалось жалованье в 50 рублей в год из церковной суммы. В 1911 году просфорней в церкви была жена псаломщика Агриппина Андреевна Поворинская. А вот жалование священнику, дьякону и псаломщику не полагалось. В этом же источнике отмечается, что с 1909 года при Вознесенской церкви состоял церковным старостой крестьянин Василий Григорьевич Пузаков.
        Увеличивался постоянно и приход Вознесенской церкви: по данным клировой ведомости 1911 года в 472 дворах проживало 1904 души мужского пола и 1883 души женского пола. Это уже 3787 человек!
       Из публикаций и сообщений, печатавшихся в «Воронежских епархиальных ведомостях», мы узнаем, что новочигольское духовенство принимало активное участие в различных благотворительных делах, причем,  не только своего прихода или епархии, но и в акциях всероссийского масштаба. Например, известен  факт участия прихода Вознесенской церкви в сборе средств на памятник в селе императору Александру II  в год пятидесятилетия отмены крепостного права [29].
      В клировой ведомости сохранилось указание на посещение в 1905 году двух приходов церквей села Новая Чигла Преосвященным. 
      А в годы Первой мировой войны священники двух церквей Новой Чиглы выступили в приходе организаторами и активными участниками благотворительного движения в пользу армии. В «Воронежских епархиальных ведомостях» в 1915-1917 годах в регулярных сообщениях о пожертвованиях церковных приходов  «на подарки воинам», в пользу лазарета Воронежского епархиального духовенства,  «на красное яичко» для русских воинов в период Пасхи можно найти в списках жертвователей и взносы от причта и прихожан Вознесенской и Покровской церквей села Новая Чигла [30].
         Заканчивая рассказ о дореволюционном периоде истории Вознесенской церкви, хотелось бы отметить, что со временем благородный поступок  Ф. Е. Хихина  все же был оценен прихожанами. Вознесенскую церковь полюбили, а праздник Вознесения Господня стал в селе большим храмовым  праздником. За сутки до праздника в храме   проводилось всенощное бдение, а в четверг совершалась торжественная литургия, после которой, пока колокола продолжали звонить, проходило чтение из Евангелия о Вознесении Христовом. По народному поверию, этот день возвещал полный расцвет весны,  её завершение и переход к лету. Как говорили в народе, с Вознесеньева дня «колос идет на ниву», то есть начинает колоситься озимая рожь…
       Жить бы да жить этому сельскому приходу, как и всем большим и малым приходам России, мирно бы решать любые проблемы, но в 1917 году случилось непоправимое…

Примечания:
1. Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. – Воронеж, 1884. – Вып. III. -  С. 175; Чулков Н. Село Новая Чигла (Бобровского уезда). // Воронежские епархиальные ведомости.  1884. №18 неоф. ч. С. 634-675. С. 639; Хронологический указатель церквей в Воронежской епархии (1586-1886 г.). - Воронеж, 1886;  Справочная книга для духовенства Воронежской епархии. Воронеж, 1898. - С. 148; РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 227. С. 35,  35 об. Страховые оценки строений, принадлежащих Вознесенской церкви. 1910 год; ГАВО. Ф. И-84. О. 1.  Д. 1951. С.88. Ведомость о церкви Вознесения Господня села Новая Чигла за 1911 г. (клировая ведомость).
2. Лукьянов А. Покровская церковь (с. Новая Чигла). Заря. - 1995. – 11 января. – С.2; Чулков Н. Указ. соч. С. 639. См. также материал о церкви в Новочигольском краеведческом музее в сборнике «…О чем молчат руины…». 2018.
3. РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 227. С. 35,  35 об. Там же. С. 41, 41 об. Страховые оценки строений, принадлежащих Покровской церкви. 1910 год.
4. ГАВО. Ф. И-84. О. 1.  Д. 1951. С.88. 
5. Памятная книжка Воронежской губернии. 1887г. С. 414-420. Сведения о фабриках и заводах в Воронежской губернии за 1885 год.
 6. Барановский В. Г. Юбилейный сборник сведений о деятельности бывших воспитанников Института гражданских инженеров 1842-1892. – СПб., 1893. С. 126.
7. Материалы свода памятников истории и культуры Российской Федерации. Воронежская область. Панинский, Поворинский, Таловский, Терновский районы. Вып. 3. Часть 3. – Москва, 1993. С. 86, 87.
8. РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 227. С. 35,  35 об. 
9. ГАВО. Ф. И-84. О. 1.  Д. 1951. С. 88. 
10. Чулков Н. Указ. соч. С. 639. 
11. Воронежские епархиальные ведомости. 1885. №4 неоф. ч. С. 205-210.
12. Там же. 1901. №6 неоф. С. 258. Там же. 1906. №7 неоф. С. 335.
13. ГАВО. Ф. И-84. О. 1.  Д. 1951. С. 88.
14.Там же.
15. Воронежские епархиальные ведомости. 1895. №8. С. 187.
16. Черенкова Е. П. Об отце// П. А. Черенков. Человек и открытие. М.: Наука, 1999. С. 123-148.
17. Воронежские епархиальные ведомости. 1895. №8. С. 160-165.
18. Там же. №9. С. 236-240.
19. Там же.  №8. С. 140.
20. Там же.  1909. После №9 неоф. С.51.
21. ЦИАМ. Ф. 361. Оп.1. Д. 554. Л.6. Удостоверение №466  Бобровского уездного отделения Воронежского епархиального училищного совета от 16- го июля 1913-го года.
22. ГАВО. Ф. И-20. Оп. 1. Т. 6. Д.10469.
23. Там же. Ф. Р-1. Оп. 1. Д.3. Л. 74.
24. РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 227. С. 35,  35 об. 
25. ГАВО. Ф. И-84. О. 1. Д. 1951. С. 88. 
26. Воронежские епархиальные ведомости. 1913. Приложение к №6. С.7-44
27. Там же. 1892-1916.
28. Там же. 1890-1916.
29. Там же.  1911. №44 неоф. С. 1144-1151.
30. Там же. 1915. №12 неоф. С. 316; 1915. №31. С. 377; 1916. №17. С. 238; 1916. №17. С. 240; 1917. №4. С. 46; 1917. №25, 18 июня. С. 290.

Наталия  Мусиенко, Москва.

Вид с северной стороны на церковь Вознесения Господня. Село Новая Чигла.
Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии. Воронеж, 1884, вып. III
«Церковь в с. Новой Чигле Бобровского уезда деревянная, построена в 1882 г. бобровским купцом Федором Евдокимовичем Хихиным, земли 34 десятины; один причт, дом подцерковный». С. 175

Хронологический указатель церквей в Воронежской епархии
(1586 - 1886 гг.)
,Воронеж, 1886, С. 145


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение...