Индекс цитирования.
Добро пожаловать! При использовании материалов блога ссылка на источник обязательна!

четверг, 2 июля 2020 г.

Новая Чигла (история сел и поселков)

КАК ЭТО БЫЛО…

          События, о которых идет речь в предлагаемой статье, произошли в селе Новая Чигла ровно девяносто лет назад в феврале 1930 года.  Это трагические события, информация о них была долгие годы закрыта  в архивах даже для историков. А ведь в действительности чигольские крестьяне пытались тогда  отстоять свои права на свободный труд  на земле их предков…
          Согласно определению Верховного Суда РФ от 30 марта 1999 года: «Раскулачивание – политическая репрессия, применявшаяся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г. «О мерах по ликвидации кулачества как класса».
.
             МАССОВЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ КРЕСТЬЯН В СЕЛЕ НОВАЯ ЧИГЛА
                        БОРИСОГЛЕБСКОГО ОКРУГА  ЦЧО В ФЕВРАЛЕ 1930 г.

Начавшееся в январе 1930г. в Центрально-Черноземной области повсеместное раскулачивание крестьянских хозяйств привело к массовым выступлениям сельских жителей. Секретарь обкома партии И.М. Варейкис 18 февраля 1930 года докладывал в ЦК ВКП(б), что с декабря 1929г. по 14 февраля 1930г. по области зарегистрировано 38 массовых выступлений, в которых участвовало 25 170 человек, при этом подавляющее большинство массовых выступлений произошло «на почве коллективизации и раскулачивания» [1]. Он также сообщал: «В отдельных местах толпы выступающих достигали двух и больше тысяч человек. Часть выступлений носила полуповстанческий характер. Выступления подготавливались заранее, для руководства создавалось нечто вроде штабов, а масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями… Для подавления кулацких выступлений были приняты решительные меры» [2].
          Начальник Секретно-Оперативного Управления ОГПУ Е.Г. Евдокимов, в свою очередь, в материалах об извращении партийной линии при проведении коллективизации и раскулачивания, представленных 7 марта 1930 года И.В. Сталину, отмечал значительное «наличие массовых выступлений» в ЦЧО: «По неполным сведениям за 25 дней февраля их было 22.  По учтенным 15 массовым  выступлениям участников насчитывается до 13 тыс. человек. Из 22  выступлений в 7 случаях выступавшие применяли физическое насилие против партсовактива. По количеству участвующих в выступлениях область на сегодня занимает первое место [3].
          Одним из наиболее пораженных массовыми крестьянскими выступлениями округов, как указывалось в справке Информационного отдела ОГПУ о перегибах и искривлениях в ходе раскулачивания и коллективизации и антисоветских выступлениях в ЦЧО в январе-феврале 1930г., значится и Борисоглебский округ [4].
           В настоящей работе  рассматриваются массовые выступления крестьян, произошедшие в самый разгар кампании по коллективизации и раскулачиванию, в феврале 1930г., в одном из сел Борисоглебского округа – Новая Чигла. Отметим, что ранее эти события не освещались в исторической литературе.
         Новая Чигла – старинное русское село в Таловском районе Воронежской области. В 19 в. в нем было построено две церкви. В 1920-22г.г. выходцы из этого села основали 16 поселков [5]. В 1930 г. в селе имелось 2 164 хозяйства и проживало 9 196 чел. [6].
          Что же произошло в селе Новая Чигла? Об этом начальнику управления розыска Борисоглебского окружного административного отдела сообщили начальник Таловского районного административного отделения ЧЕРЕНКОВ и агент уголовного розыска МУКОСЕЕВ.
Священник Покровской церкви села Новая Чигла Алексей Михайлович Щеголев
и его супруга матушка Елизавета.  Начало 1930-х гг. 
Снимок из личного архива М.П. Сырова.
Реставрация фото Р.И. Седых.
1 февраля 1930г. в 11 часов дня в здание 2-го сельсовета явилась группа женщин в количестве 50 человек во главе с местной черничкой и двумя женщинами из семей зажиточных крестьян и членов церковного совета. Женщины стали требовать от сельсовета подписку о том, что у них не возьмут попа ЩЕГОЛЕВА А.М., у которого в этот день за невыполнение контрольного задания по сдаче семенного материала было изъято имущество на сумму 547 руб., хотя земельного надела он не имел. Они также потребовали, чтобы не закрывали церковь. Работники сельсовета разъяснили им, что попа никто  не забирает и церковь не закрывают. В это время на площади против  сельсовета собралось до 300 женщин. Находившийся среди них церковный староста выкрикивал: «Бабы, словами вы ничего не сделаете!». После этого толпа направилась к складу, где хранилось конфискованное у раскулаченных имущество. Местным работникам, «путем разъяснения» удалось увести людей отсюда в помещение театра. Там состоялся митинг, после которого в 20 часов собравшиеся разошлись, оставив на всю ночь охрану около дома священника ЩЕГОЛЕВА, у церкви и по улице [7].
            На следующий день, 2 февраля, группа женщин численностью в 150 человек в организованном порядке с черными флагами из головных платков направилась к дому священника ЧАСОВНИКОВА Николая Николаевича. Священник, встретив женщин, обратился к ним с просьбой: «Спасите, меня хотят расстрелять!». После этого толпа уже в 500 человек направилась к зданию сельсовета. Здесь собравшиеся стали кричать, «что их насильно сгоняют в колхоз, в который они не хотят идти, непосильно обложили семматериалом, т.к и без  того их местная власть ограбила, напрасно сажают попов и грабят их имущество, поп Щеголев венчает в церкви в одних кальсонах и босый, в церкви  его обули и прикрыли стареньким тулупишком» [8]. Утверждение, касающееся священника ЩЕГОЛЕВА, было проверено местными работниками «с выделенными  из массы женщинами и вызванным священником ЩЕГОЛЕВЫМ» и  не подтвердилось, о чем заявил сам ЩЕГОЛЕВ, «за исключением того, что у него действительно не осталось подрясника и забраны ботинки с галошами и что на случай оттепели ему не в чем будет выйти» [9]. Выслушав разъяснения «о всех нелепых провокационных слухах», собравшиеся к пяти часам вечера разошлись по домам [10].

Священник Вознесенской церкви села Новая Чигла Николай Николаевич Часовников с дочерьми Лидией (слева) и Валентиной. Новая Чигла. Ноябрь 1931 г. Снимок из семейного архива внучки Н. С. Мусиенко
       Однако в 6 часов утра 3 февраля группы женщин снова начали стекаться на площадь у сельсовета, и к 10 часам сюда собралось до двух с половиной тысяч жителей, преимущественно женщин. Среди них были и приезжие из поселков и хуторов Осиновского, Воскресенского и 2-го Вознесенского сельсоветов. По требованию этой многолюдной толпы под открытым небом началось сельское собрание, председателем которого была выбрана неграмотная беднячка Матрена КОСТЫЛЕВА, а секретарем – «крепкая середнячка» Татьяна ФЕДОДЕЕВА. В повестку дня по предложению сельсовета вынесли два вопроса: значение подготовительной работы к весенне-посевной компании и революционная законность.  Но об этом местным работникам пришлось говорить мало, так как собравшиеся не хотели их слушать и требовали предоставлять слово женщинам, находящимся в толпе. Их выступления были направлены против коллективизации и раскулачивания.        Беднячка Марфа ЗОТОВА, заканчивая свою речь, выкрикивала: «Долой колхоз, долой Каминского!», имя которого носил колхоз.  Татьяна ФЕДОДЕЕВА призывала не вступать в колхоз. Требование Екатерины СЛИЗКОВОЙ о том, что «нужно освободить забранных властью попов и кулаков», было встречено громкими продолжительными аплодисментами. Поддерживала кулаков в своей речи и беднячка ДЕМЕНТЬЕВА Наталия Михайловна, член президиума 1-го Ново-Чигольского сельсовета [11].
       Выступления еще продолжались, когда сюда прибыл член президиума Таловского райисполкома МАЛОБРОЦКИЙ и от имени райисполкома объявил о закрытии собрания, предложив всем разойтись. Возмущенная этим толпа, «захватив в свои тесные кольца всех присутствующих отдельных работников», стала требовать от них продолжения собрания, при этом председатель сельсовета ДОЛГУШИН получил несколько ударов, но не опасных для жизни [12].
            Жители села разошлись только к 5 часам вечера [13].   На следующий день, 4 февраля, с 7 часов утра на сельскую площадь снова пошли и женщины и мужчины. Их собралось около 500 человек. Местные и приехавшие районные работники «вливаются в массу и проводят разъяснение по всем вопросам недовольства граждан» [14]. К 3 часам дня все расходятся.
      «За все эти дни, – как докладывали ЧЕРЕНКОВ и МУКОСЕЕВ, –  какое-либо  вооружение у массы отсутствовало» [15]. Далее они сообщали:  «В настоящий момент в Чигле спокойно, т.к. проводились всевозможные собрания с бедняцким и середняцким активом и приступлено к практической работе в частности по налаживанию дел коллективизации.  5-го февраля на общий двор колхозники Красным обозом продемонстрировали по селу и свезли весь свой сельскохозяйственный инвентарь» [16].
         Однако, установившееся в Новой Чигле спокойствие длилось недолго. Спустя две недели село захлестнула новая волна крестьянского протеста. Этому способствовала напряженная обстановка, возникшая в соседних населенных пунктах Таловского района. 19-20 февраля заволновались крестьяне в Александровке, Тишанке, Шанино, куда для пресечения массовых беспорядков были посланы войска ОГПУ [17].
        Утром 24 февраля и в Новую Чиглу в связи с массовым сопротивлением раскулачиванию прибыл красноармейский отряд особого назначения. Среди населения разнесся слух, что приехали «солдаты» и будут грабить. С 10 часов утра на сельской площади появились небольшие группки людей, а через час здесь уже было до 700-850 мужчин и женщин. При попытке арестовать женщину, агитировавшую не сдавать семенной материал, жители оказали сопротивление, не допустив ареста. Простояв до 2 часов дня и видя, что приехавшие красноармейцы ничего не предпринимают, толпа поредела. На площади осталось 250-300 человек [18].
         В 3 часа дня красноармейцы разъехались по селу для ареста кулаков и лиц, активно действовавших против мероприятий власти. Находившиеся на площади крестьяне побежали вслед за выехавшими отдельными группами красноармейцев, чтобы не допустить обысков и арестов односельчан. В некоторых местах они пытались избить и обезоружить красноармейцев, в связи с чем последние открывали стрельбу вверх. Все же было избито несколько бойцов [19].
       На площадь снова стали стекаться большие группы людей. Они встречали арестованных и силой отнимали их у конвоя.
            Раздался колокольный набатный звон. Толпа запрудила всю площадь, наступая на местных работников и красноармейцев, сдерживающих их стрельбой вверх. Но это не испугало крестьян, и тем пришлось отступить во двор сельсовета. Толпа требовала освобождения арестованных односельчан. Командир военного отряда «во избежание многочисленных жертв» распорядился освободить из-под ареста 10-12 человек. Освобождение арестованных несколько успокоило толпу. Но потом раздались крики: «Убили!», и крестьяне вновь стали напирать на представителей власти. Противостояние продолжалось до позднего вечера, и только к 20 часам толпа была удалена с площади. Не обошлось и без жертв. Один житель села, сын «лишенца», звонивший в колокол, оказался убитым. Два крестьянина-середняка были ранены, из которых один впоследствии умер в больнице от раны [20].
        На другой день, 25 февраля, часов с 9 утра на улицах появились отдельные толпы по 100-200 человек. Им был объявлен приказ начальника гарнизона, в котором собравшимся «в последний раз» предлагалось мирно разойтись по домам, однако это не возымело действие. Тогда патрули рассеяли стоявших крестьян «путем стрельбы вверх и разгона» [21].
Федодеева (Кондратьева) Татьяна Алексеевна с сыном Егором и невесткой. Позади в жизни  Татьяны десять лет концлагерей.  Фото из архива Н. Атисковой (Архипенко). Реставрация фото Р. И. Седых.
С 2 часов дня в селе началось «изъятие»  кулаков и других лиц, «чуждых соввласти». Эта «работа», как отчитывались 28 февраля в информационной сводке старшие милиционеры 3-его участка ГОЛОВИН и ШИНКАРЕНКО, «протекала спокойно». В течение суток было задержано 160 мужчин и женщин, из них 85 человек отправлено из села, а остальные отпущены [22]. В указанном донесении также сообщалось, что в последующие дни по сбору семенного материала и раскулачиванию «работа пошла обычным путем» – 28 февраля к 12 часам «поступило 750 пуд. семян и за время с 27-го февраля 1930г. раскулачено 26 хозяйств и никаких осложнений в работе нет» [23].
      Так закончились февральские массовые выступления жителей села Новая Чигла. Основными причинами их, как показано выше, явились насильственная коллективизация и раскулачивание наиболее предприимчивой и успешной части сельского населения. Характерно, что на защиту своих односельчан выступили и середняцко-бедняцкие массы, пытавшиеся заставить власть отказаться от насильственных действий. При этом, проявляя решительность и упорство в многочасовом противостоянии представителям власти, крестьяне ограничились лишь словесным выражением своего недовольства. В то же время, для усмирения их органы государственного управления широко использовали вооруженную силу, а затем ко многим участникам этих выступлений применили репрессивные меры.
         В заключение отметим, что события в Новой Чигле не были единичным фактом противостояния крестьянства и государственной власти. Подобные крестьянские выступления имели место зимой 1930 года и в ряде других населенных пунктов Борисоглебского округа ЦЧО.

1. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы. Т.2. Ноябрь 1929 –декабрь 1930. М., 200 с.230 
2. Там же. 
3. Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь 1922 - декабрь 1936. М.,2003. С. 228
 4. Трагедия советской деревни. Т.2 С. 30 
5. Воронежская энциклопедия: в т.2 Т.2.Воронеж, 2008. С. 32 
6. ГАВО, ф. Р-1172 , оп.1,д.604,л.31 
7. ГАВО, ф.Р-1988,оп.1,д.136,л.21 
8. Там же. 
9. Там же.
10. Там же, л.21,21об. 
11. Там же , л.21 об. 
12. Там же. 
13. Там же, л.22 
14. Там же, л.23 
15. Там же. 
16. Там же. 
17. Загоровский П.В. Социально- политическая история Центрально-Черноземной области 1934. Воронеж, 1995. С. 76.
 18. ГАВО, ф.  Р-1988,оп.1,д.109,л.20 
19. Там же. 
20. Там же.
21. Там же.
22. Там же.
23. Там же.
Источник: Массовые выступления крестьян в селе Новая Чигла Борисоглебского округа ЦЧО в феврале 1930 г.//Тимошечкина Е. М. Государственная власть и крестьянство в конце XIX- начале XXIвека: сб. ст. к международной научн. практич. конф. – Коломна, 2009. – С. 257-261.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
       
    По приведенным в статье документам, в Новой Чигле 25 февраля 1930 года «в течение суток было задержано 160 мужчин и женщин, из них 85 человек отправлено из села, а остальные отпущены». Значит, 85 человек были арестованы. Мы до сих пор не знаем точно, сколько крестьян поплатилось тогда своей жизнью,  у скольких оказались сломанными судьбы. 
      На данный момент выявлены 14 женщин, получивших разные сроки за причастность к этим волнениям. Одна из них – черничка АЛИМОВА Наталья Яковлевна –  расстреляна. Крестьянка ФЕДОДЕЕВА Татьяна Алексеевна была приговорена к 10 годам концлагерей. Такое же наказание понес и ее муж ФЕДОДЕЕВ Алексей Михайлович. Чудом уцелел тогда их сын-подросток. Все крестьяне Прокуратурой Воронежской области 21 апреля 1989 года реабилитированы, т.е. признаны невиновными.

                                                                 Материал подготовила Н.С. Мусиенко



Комментариев нет:

Отправка комментария

Ваше мнение...